12:01 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Сквозь миры
Автор: амитей
Жанр: джен
ОТП: Фил Коулсон|Клинт Бартон
Рейтинг: PG-13
7742 слова
Саммари: чтобы уползти, Коулсон должен пройти лабиринт альтернативных Вселенных. В каждой из которых он должен совершить одно ключевое действие. Время у него ограничено, зато есть связь с Джарвисом, который помогает ему анализировать обстановку, снабжает информацией и перещелкивает миры, когда следующий открывается по завершении миссии в предыдущем.

1. Открытые двери
Смерть - это только начало...
В глазах темно, в желудке спазм – длинный и какой-то бесконечный, как удав, сердце, куда так изобретательно ударил Локи, ломит, словно постепенно обращается в камень. Визуальный осмотр невозможен, и поэтому Фил наскоро ощупывает себя руками. Конечности, как ни странно, вполне двигаются. Еще более странно то, что с костюмом все в порядке: никакой крови, никаких дыр…
- Ваше состояние – результат перехода, сэр, - сообщает ему знакомый бесстрастный голос.
- Джарвис? – вот: еще один повод для удивления, - Перехода куда и зачем?
- Весьма странное явление, сэр, - послушно информирует лучшее из созданий Тони Старка, - В момент контакта вашего сердца с посохом, точнее, с камнем в нем, некоторая часть вашей души была поймана его… назовем это «ментальным полем», и впоследствии Локи, видимо, не подумав, вместе с энергией посоха направил ее на мистера Старка, когда пытался неудачно его завербовать, - Джарвис, благословенное создание, всегда подает информацию так, что не остается вопросов. Если «неудачно», то и говорить не о чем, - Произошедшее дальше, относится к чисто умозрительным предположениям. Некое ментальное ядро вашей личности в башне Старка автоматически притянулось к полю моей системы, напитанной энергией тессеракта. Таким образом, оказалось, что я могу поддерживать с вами связь и хотя бы относительно управлять вашими перемещениями. Но, видимо, у самого тессеракта есть некая ловушка, или некие планы на ваш счет. В момент закрытия портала в мир Читаури, вас выкинуло в одну из параллельных вселенных. Чисто теоретически, у меня есть возможность с помощью нескольких скачков вернуть вас в наш мир, я вижу, каким путем это можно сделать. Но пока не могу это осуществить, энергия перехода в пограничных точках заблокирована. На основе поверхностного анализа, мне остается предположить, что вы должны произвести некие действия, после которых переход станет возможным.
- Пройти уровень, - усмехается Коулсон
- Именно, сэр.
- Ну что ж… поиграем, - задумчиво кивает Фил, - А пока скажи, что там у нас?
- Битва закончена, мы победили, пока только оседает пыль, и все приходят в себя. В дальнейшем, насколько я понимаю, Тор собирается переправить Локи и тессеракт в Асгард. Не думаю, что это произойдет непременно с минуты на минуту, но времени не слишком много.
- Когда из нашего мира исчезнет тессеракт, мои шансы на возвращение тоже исчезнут?
- Именно, сэр. Только не «из нашего мира», а из множества измерений Земли. Если тессеракт будет перемещаться между вариантами Земли, ваше возвращение все еще будет возможным. Двери исчезнут только тогда, когда тессеракт переместится в абсолютно иной каталог миров, например, Асгард.
- Ну а между Землями им его таскать нет никаких причин… Кстати, я так понимаю, проинформировать их о состоянии дел ты не можешь?
- Полная блокировка, сэр, - если бы Джарвис мог, он бы пожал плечами, - Любая попытка взлома тут же запускает самоуничтожение.
- Ясное дело… - усмехается Фил, - Тогда расскажи-ка мне, где я сейчас…
.
2. Первый мир: Земля-90210(Old Man Logan)*
Никаких инструкций, никаких подсказок, приходится полагаться исключительно на волю случая. Не такое уж непривычное ощущение, честно говоря, за время своего кураторства Коулсон успел научиться и не такому. Ему не нравится этот мир, все какое-то… заброшенное, неухоженное и истонченное, словно всю энергию давным-давно забрали и выдают теперь исключительно дозировано – на жизнь хватает, и только. Удивительно безрадостное место. В город, который больше похож на разросшуюся помойку, заходить не хочется, Джарвис пока не может сказать ничего определенного, и Фил решает переждать. Да, времени нет, но не лезть же на рожон. По земле ходить тут явно небезопасно, мало ли какие банды выползут на его пути, убивать без причины совершенно не хочется. И Фил только криво улыбается одним уголком губ, углядев в стене провал вентиляции: даже мимолетное напоминание о его сумасшедшем подчиненном – уже лучшее, что коснулось его в этом мире. На душе становится легко и Коулсон взлетает в узкий лаз, почти не понимая зачем, на чистых инстинктах, чтобы просто быть ближе к тому, что отзывается хорошими воспоминаниями.
Первое ответвление Фил минует тихо и беспрепятственно, зато сразу же за поворотом почти натыкается горлом на узкое ледяное лезвие. В такой ситуации самое правильное – замереть и слушать: одно единственное движение, и прощай, целостность артерий. Подловили его очень профессионально, есть шанс, что сначала поговорят, профессионалы обычно не убивают без разбора.
- Какого хрена ты тут забыл, и кто ты такой? – хрипло и неприветливо спрашивают его из темноты. Несмотря на совершенно негостеприимный тон и вообще не слишком подходящую обстановку, сердце Коулсона замирает и…. нет, на галоп не переходит, он уже давно отучил его от подобных кульбитов. Просто Филу внезапно становится спокойно. И глубоко пофигу, перережут ему горло или нет. Какая разница, в каком мире, голос Клинта Бартона Коулсон узнал бы даже после полной амнезии.
- Добрый день. Я просто пытаюсь остаться в живых, - вежливо информирует он, и вздрагивает от неожиданного сильного удара кулака в стену там, где стоит его собеседник. Коулсону редко приходится удивляться, но сейчас он действительно удивлен – слишком мало информации для выводов, дискомфорт от этого куда сильнее, чем от приставленного к горлу лезвия.
- Если, - голос теперь настолько угрожающ, что Фил едва удерживает себя от того, чтобы не шарахнуться назад. Он вряд ли мог себе представить Клинта, говорящего таким тоном, - Если это ловушка и ты, кто бы ты ни был, посмел натянуть личину Коулсона, твоя агония будет мучительнее всего, что ты можешь себе вообразить, - Клинт говорит с паузами, прерывая слова резкими глотками воздуха, чтобы удержать себя в руках. Этот Бартон старше Фила, совсем старик, у него длинные, полностью седые волосы, забранные в хвост, усы и борода, непроницаемые очки и загорелая, покрытая шрамами кожа. Фил никогда не узнал бы его иначе, чем по голосу.
- Вы должны убедить его в том, что вы – это вы, - категорично заявляет Джарвис в его мозгу.
Филу становится смешно: интересно, каким образом? Это другой мир, ссылаться на общие воспоминания бесполезно, потому что у них наверняка разные общие воспоминания, кто его знает, каким был здешний Фил Коулсон: может, он предпочитал не костюмы, а форму, или вообще, был рок-музыкантом. Работе это бы не мешало, почему нет? Раз уж здешний Хоукай выглядит чуть ли не рыцарем-охотником на вампиров. Сколько Фил помнил своего Клинта, у того ни разу не возникало побуждение отрастить длинные волосы или, скажем, бороду. А тут… спешите видеть. Филу действительно было смешно. Возможно, потому, что он на самом деле знал ответ: единственное, чем всегда можно было воздействовать на Клинта, была правда. Лучник каким-то шестым чувством опознавал лгут ему или нет. Всегда, сколько Фил его помнил.
- Послушай, - сказал он, не пытаясь уклониться от лезвия, - Я расскажу тебе то, что знаю, а ты потом решишь, кто я.
Клинт неопределенно передернул плечами, лезвие катаны даже не дрогнуло. Фил поневоле ощутил гордость. Ему нравилось то, каким стал Клинт. Если он сумел сохранить свою личность даже в этом жутком месте, то не стоит волноваться за него в своем мире, даже если он не сможет вернуться. С Бартоном все будет в порядке.
Рассказывать было почти нечего, другое дело, что Клинт опустил катану почти сразу, не став даже дослушивать не такой уж длинный рассказ, велел идти за собой и молча направился по привычному лабиринту. Фил не отставал, и все пытался понять, что не так.
- В этом мире лучник Хоукай окончательно ослеп, - нейтрально сообщил Джарвис и снова умолк. Филу потребовалась вся его выдержка, чтобы не вздрогнуть. Информацию о том, что «агент Коулсон в этой Вселенной был убит пятнадцать лет назад», Фил пропустил мимо ушей. Человека нельзя оглушить несколько раз сразу.
Когда они пришли в логово Бартона – вентиляционное разветвление, которое он переделал под себя, довольно убогое местечко, не сравнить с теми гнездами, что устраивал себе Клинт в ЩИТе, Хоукай кивнул Филу на кучу тряпья, приглашая присесть, и сам опустился напротив. Устало и как-то обреченно.
Джарвис выдавал собранные сведения, а Фил почти не вникал, только смотрел на изможденное лицо, старую куртку, лежащие рядом лук и катану, и понимал, что – время или не время, надо ему возвращаться или нет, - уйти отсюда просто так, оставив этого человека в прежней безнадежности, он не сможет.
- На самом деле я не знаю, - сказал Бартон, словно продолжая разговор, - Настоящий ты, или очередной прикол этого Красного Йорика. И еще меньше могу предположить, зачем этому скальпированному ублюдку понадобилось прощупывать такого жалкого старикашку, как я. Но если ты соврал, парень, ты не жилец. Это не угроза. Мне нечего терять, я просто тебя предупреждаю.
- То, что здесь творится…
- Это наша жизнь, - скалится Бартон совсем как прежде, - Рад, что у вас там дело обстоит как-то иначе.
- Вы не попали бы сюда, если бы это не был критический момент. Что-то можно сделать, - Джарвис неумолим. Фил только усмехается. У Бартона дергается рука в направлении катаны и ползет вверх бровь. Ему нужны объяснения.
- Джарвис. У меня осталась с ним связь, он утверждает, что я не попал бы сюда именно сейчас, если бы тут не было бы возможности что-то изменить. Расскажи мне, как можно обследовать город?
- Никак! – подается вперед Бартон, - Кто бы ты ни был, я не пущу тебя в город. Даже если ты Фил, и перебьешь там половину населения, потом все равно нарвешься на Халка, и он тебя расплющит. Он тебе не по зубам. И мне. Так что, сиди и анализируй. И не гони больше такую хрень, или я уверюсь, что ты фальшивка! – Клинт резким жестом сметает со стола единственную тусклую лампу, та летит в стену, осыпая Фила осколками стекла и каплями то ли керосина, то ли масла.
Фил замолкает. В темноте все становится проще. Коулсон напоминает себе, что Клинт теперь всегда чувствует себя именно так, и слова застревают в горле.
- Какого хрена ты тогда сдох, Фил? – спрашивают его почти беззвучно, - Так долго ускользал, а в тот долбанный вечер…
- Не знаю, - отвечать приходится и за этого себя, потому что отвечать на вопросы Бартона – одно из его призваний. Видимо – во всех мирах… - У себя в мире я подставился, потому что только так Мстители могли победить. Надо было что-то, что могло бы сделать вас командой. Ну и… там была одна дурацкая пушка…
- А слов тебе, значит, как и у нас, не хватило? – горько переспрашивает Хоук, - Убедить ты, как всегда, не пробовал? Решил, что не поможет, и даже не стал пытаться? – Фил почти видит этот его яростный взгляд, такой, которого уже никогда не будет у этого Клинта, - Всё то же гребанное геройство в расчете неизвестно на что… Мне понадобилась целая идиотская жизнь, чтобы понять, что идеальный агент Фил Коулсон так же не умеет работать в команде, как и я. Такой же одиночка… - у Фила перехватывает дыхание, потому что он никогда не мог себе представить, что Клинт способен воспринимать его именно так, - А ты подумал, как там этому… другому мне? Что он почувствует, когда узнает о твоей смерти? Так я тебя просвещу: когда он очнется от контузии, или чуть раньше-позже, он сломается: ему станет пофиг. На все пофиг. На семью, на себя, на этот долбанный мир и такую же справедливость. И он, как я, пойдет мстить. Разумеется, рано или поздно, его задавят численностью или хитростью, и начнется самое интересное… Знаешь, я почти радовался, когда меня били, это были такие пустяки… Но, перепробовав кучу пыток, они добираются до боли, которая хуже, чем боль от потери. Для меня этой болью стали глаза. Для него.. кто знает… Так какого же черта, Фил?...
Коулсон не мог ничего ему ответить. Вообще ничего.
Никакой план Джарвиса по пути в Новый Вавилон, по поиску и вербовке Росомахи, никакие карты и перечень ловушек, никакие прогнозы того, что у них получится не могли ничего изменить. В будущем – да, но это предложение будущего слишком опоздало. На пятнадцать лет.
- Я всё сделаю, - сказал ему утром Клинт, - Ты хорошо меня выдрессировал, я все понял, все помню, и дойду. И мы даже, возможно, победим.
- Путь в следующий мир разблокирован, - нейтрально сообщил Джарвис.
- Хоук… - имя почти застряло у него в горле, за эту ночь Фил назвал его так первый раз, по привычке избегая обращений. Он протянул руку и встряхнул его за плечо – было уже плевать, насколько резко Клинт на это отреагирует. Тот только слегка улыбнулся. Как когда-то улыбался сам Фил, в ответ на глупый эпатаж подопечного. И сам положил руки на его плечи. Замер на минуту, скользнул чуткими пальцами по лицу – осторожно коснулся губ, линии подбородка, скул, лба, легко провел вдоль надбровий, …
- И правда… - шевельнулись его губы, беззвучно, только для себя… Он сильно, до боли, обхватил его виски, хотел сказать что-то еще, но только сильнее сжал зубы так, что вздулись желваки, - Уйдешь отсюда. Нечего тебе наружу выходить… И не давай тому ястребу пережить твою смерть. Лучше сам убей. Понял? – и, не дав Филу ни секунды на ответ, - Джарвис, где ты там копаешься, чертов комп?! Врубай свою волынку, у меня еще куча дел сегодня!
Тянущая боль перемещения на этот раз была явно недостаточной. Фил пытался уцепиться за мир, хотя и сам не понимал, что может еще сказать этому человеку. Может, оттого, что не понимал, остаться и не удалось…
.
3. Второй мир: Земля-2149(Zombiverse)**
Какое-то время после перемещения Фил провел в полузабытьи, застыв в странном неприподъемном оцепенении. Он сидел в тени деревьев, в густой траве, в принципе, его положение можно было даже назвать комфортным, но это не имело никакого значения. Он и на радиоактивной свалке застыл бы в этой неподвижности. Отчасти потому, что этого требовало тело, иступленно и тягуче ноющее после перехода, отчасти потому, что оглушенное сознание не желало функционировать.
- Я должен напомнить вам, что у вас ограниченное количество времени, сэр, - подал голос Джарвис. Фил только прикрыл глаза, немедленно отозвавшиеся резью слизистой, успевшей отдать слишком много влаги за время его неподвижности.
- Сэр? - через несколько минут снова заговорил Джарвис. Было совершенно не время раскисать, его компаньон по этим кругам ада абсолютно прав. Вот только…
- Где я нахожусь? – спокойно поинтересовался Фил.
- Нью-Йорк, бывший Центральный парк, - нет худа без добра, за время его неподвижности Джарвис успел провести первичный анализ обстановки, - Видимо, эта реальность тоже является последствием некоей катастрофы, согласно моим датчикам, население Земли едва ли насчитывает пять процентов от населения нашего мира. Данные нуждаются в уточнении. Единственный человек в радиусе трех километров от вас находится на северо-западе, рядом с границей зданий.
Коулсон пожал плечами, встал и направился в указанном направлении.
.
Перед небольшой, похожей на воронку, грудой свежеразрытой земли сидел десяти-двеннадцати-летний мальчик, вооруженный тяжелой тростью, и с несколько брезгливым спокойствием смотрел вниз.
- Помоги мне, - раздавался, кажется из-под земли, голос, - Ты ведь можешь мне помочь…
- Еще чего! – угрюмо передернул плечами мальчишка, - Дед рассказывал мне про таких, как ты, ваш голод – самое страшное, что может быть в мире. Я ни за что к тебе не прикоснусь, ты не обманешь меня! Я знаю, что ты хочешь меня сожрать!
- Я… - голос затих почти до шепота, - Я просто хотел бы с кем-нибудь поговорить.
Фил остановился у края воронки и отрешенно удивился тому, что почти ничего не почувствовал. В рыхлой земле лежала человеческая голова, кажется, с перегрызенной шеей. Плоть местами расползлась, оголив кости, более-менее целым выглядели разве что детали костюма – маска и фиолетовый капюшон. И правильно, - всплыла спокойная рассудительная мысль, - Мы делали костюмы из прочного материала, куда прочнее человеческого тела.
- Эй, ты кто? – спросил его мальчишка, угрюмо оглядывая с ног до головы, - Я тебя не знаю.
- Фил?... – почти беззвучно прошелестел голос снизу, - Не может быть… Я наконец-то сошел с ума? Только не это… только не это, я должен вернуть себе рассудок…
- Ты относительно вменяем, - голос Коулсона не дрожал. Это все привычка. Просто привычка отвечать на вопросы. Всегда. На любые… Видимо, случившегося было уже слишком много для того, чтобы он мог продолжать что-то чувствовать. Эмоции отключились, оставив вместо себя исключительно способность анализировать происходящее, - Меня зовут Фил Коулсон, я попал сюда из другого мира и просто направляюсь домой.
- Аааа… - понимающе протянул мальчишка, шмыгнул носом, - Тогда ясно. Ты не мог бы сходить в город, рассказать, что я нашел голову зомби? Он, конечно, сейчас не опасен, если к нему не прикасаться, но одного его лучше не оставлять. Кто знает…
- Я знаю, - Фил присел рядом с мальчишкой. Скороговорка Джарвиса в голове больше напоминала возвращающиеся воспоминания, чем новую информацию. Проклинать и искусственный интеллект, и камень разума и неисповедимые пути тессеракта было совершенно бессмысленно. Единственное, что ему оставалось – играть в эту слишком реальную, слишком изматывающую игру, где ходы реальности, как оказалось, всегда безошибочно били по самому больному, - Я знал этого человека раньше.
- Он не человек, - мрачно огрызнулся мальчишка.
- Он мыслит, как человек, - возразил Фил.
- Слушай парня, Коулсон, - хрипло посоветовала голова, - Он знает больше тебя. Вирус зомби в первую очередь поражает именно мозг, так что, самое нечеловеческое, что во мне есть, это как раз разум. Я пролежал тут сорок лет, поверь, у меня было время, чтобы проанализировать свое состояние. Все как ты учил… - в отсутствие губ трудно усмехаться, но Фил слишком хорошо знал Бартона, чтобы не достаивать его мимику.
- Ты изучал себя? – заинтересовался мальчишка, - Зачем?
- А что еще прикажешь делать, если ты закопан заживо в этой яме? – теперь уже более явственно усмехнулся зомби, - Я лежал и думал, что могу сделать для того, чтобы умереть. … Я теперь очень хорошо понимаю Беннера, Фил, - почти внезапно обратился к Коулсону Бартон, - Это ужасно, когда ты не можешь сам распоряжаться сроком своей жизни.
- Вас нельзя убить, это все знают, - поморщился мальчишка, - Нашел о чем думать. Зомби умирает окончательно только если его мозг съедает другой зомби. И никак иначе. А ваша братия уже повывелась, некому тебя жрать.
- Некому, - согласился Бартон, - И сжигать меня бесполезно. Одно время я думал, что можно было бы кинуть меня в вулкан или отправить на Солнце, но лучше не рисковать. Кто знает, как повлияет на вирус радиация и сколько существ заразится, просто выйдя на солнце… Ты ведь собираешься принести изолированный неразрушаемый колпак и навечно замуровать меня там, да, парень?
- Разумеется, - кивнул мальчишка, - Врага, которого нельзя убить, нужно изолировать.
- Видишь, Фил, грамотный мальчик, - в голосе зомби послышались почти живые нотки, - Кстати, для сведения: главное, чего нельзя делать, это допускать мои контакты с жидкостью. Если бы не дожди, я бы давно утратил способность разговаривать. Что до боли… Знаешь, сначала мне казалось, что весь мир состоит из боли и голода. Потом казалось, что я вообще утратил способность чувствовать боль. А потом… потом я понял, что это ощущение трансформировалось во что-то еще. Возможно, это теперь единственный доступный мне способ познания мира… Ну, помимо разума, ясное дело… Кстати, после лишения тела начинают развиваться достаточно странные чувства. Как обостряется слух у ослепших.
- Тебе бы лекции читать, - вздыхает мальчишка, - Неужели ты совсем-совсем не чувствуешь голода?
- Чувствую, - легко признался зомби, - Но как-то… отдаленно, что ли. Это больше похоже на память, так я помню, что никогда не промахивался. Или что безупречный агент Фил Коулсон, который сейчас сидит рядом с тобой, любит пончики и считает почти исключительно на шумерском… Старые добрые привычки… - зомби вздохнул, - Ничего из этого не может принести мне ни малейшей пользы, но они помогают хоть как-то смириться с моим безумием.
- Должен быть способ изменить твое положение, - категорически заявляет Фил, - Джарвис раскопал историю Осы, которая сумела взять голод под контроль, и вполне неплохо существовала в механическом теле, ты…
- Я не хочу этого! – прервал его неожиданно налившийся силой голос Клинта, - У меня нет причины для того, чтобы выживать. Не мальчишек же пугать всю эту бесконечную вечность! Единственное мое желание – смерть. Но оно невыполнимо. Поэтому, парень, сходи за своим колпаком. Надеюсь, у вас тут симпатичные кунсткамеры…
- Нет.
Фил и сам не знал, почему у него вырвалось это короткое слово. Бартон был лучше осведомлен. Он сорок лет – почти бесконечность – неподвижно провалялся, закопанным в земле, сумел сохранить более-менее здравый рассудок и рассуждал практически безупречно. Действительно так, как Коулсон его учил. Но согласиться с ним было равноценно тому, чтобы… тут даже не было, с чем сравнивать. Это было хуже собственной смерти. Много хуже…
- Если я оказался тут, значит, я могу что-то изменить, - твердо заявил он.
- Глупости, - фыркнул мальчишка, - Я сам пойду в город, а то вы скоро оба свихнетесь.
- Если ты уйдешь или кого-нибудь позовешь, - медленно выговорил Фил, не отрываясь глядя на голову Клинта, - Я спущусь к нему, и стану зомби. Вы не сумеете меня остановить достаточно быстро, чтобы я не натворил непоправимого, - Коулсон смотрел на мальчишку спокойно и выжидающе. Видел бог, он терпеть не мог манипуляции и шантаж, но использовать и то и другое умел не хуже Фьюри, - Дай мне время подумать. Джарвис.. мой компьютер должен проанализировать ситуацию.
- Послушай парня, Фил, - вмешался в разговор Клинт, - Ты знаешь, тебе я готов поверить всегда, даже если ты заявишь, что только что видел парящих в небе коров, но сейчас послушай парня. Люди, которые пережили эпоху зомби, досконально знают, что можно, а что нет. Ты ищешь путь, которого не существует.
- Вероятность успеха – 12,8%, - закончил Джарвис.
- Я ищу путь, который не существовал, - поправил Бартона Фил, - Пока тессеракт не открыл двери между мирами и не создал этот дурацкий грозовой фронт, по краю которого я пробираюсь домой. Я выгляжу человеком, но я всего лишь проекция себя, отраженная камнем разума. И, если что-то во вселенной способно противостоять этому вирусу мозга, это только он. Поэтому я собираюсь попробовать. Извини, Клинт, это не обсуждается, в предыдущем мире ты как раз заявил мне, что я никогда не слушаю и не пытаюсь убедить. Просто решаю сам для себя, и начинаю действовать. И ты был прав.
- Вы оба сошли с ума, - заявил мальчишка, угрожающе нацелив на Фила трость.
- Она парализует? – почти весело поинтересовался Коулсон.
- Тебя - парализует, - мотнул головой мальчишка.
- Вот и отлично. Если я стану опасен, не жди, и целься хорошенько, - улыбнулся парню Фил, прежде чем шагнуть к краю воронки.
- Ты совсем идиот?! Остановись! Зачем ты это делаешь? – когда с подростков слетает спесь, они всегда остаются всего лишь отчаянными мальчишками… в любом из миров.
- Просто я – его куратор. И я всегда за него в ответе, - усмехнулся Фил, воспроизводя свою любимую присказку, и обернулся к застывшему у края мальчишке уже с самого низа, добавив почти виновато, - Я не могу иначе.
- Не надо, - тихо попросил Клинт, когда Фил собирался протянуть руку.
- Блок снят, - лаконично оповестил Джарвис. Фил вспомнил, как его всегда торкало, когда Бартон в очередной раз подставлялся, и усмехнулся, кто ж знал, что на обгрызенное горло и полуоблезший череп ему будет смотреть проще и спокойнее, чем на пустяковую, в сущности, рану… и положил ладонь Бартону на лоб. Как всегда делал в медотсеке, когда лучник благополучно проваливался в сон на полупроклятии очередному противнику.
- Всё будет хорошо, - сказал Фил – себе или Клинту, и знакомая тянущая боль перехода окутала их.
.
На этот раз боль не желала прекращаться. Зрение изменилось и стало чем-то более похожим на осязание, Фил не мог точно понять, слышит он или думает, не мог точно определить, его ли сознание реагирует на эти странные раздражители.
Удивительное место.
Это – Клинт. Сейчас он куда более похож на Джарвиса, никакого тела, никаких очертаний, разве что координатная сетка, как при построении объемной модели.
Что это за место?
Порог.

Это было куда больше похоже на собственные мысли, чем на разговор, но, тем не менее, Коулсон чувствовал себя в этом общении удивительно комфортно. Так, словно именно оно было естественным, а все остальное – только тенью, неуклюжими попытками воспроизвести образец…
Ты все равно самое безрассудное существо во всех мирах.
И смех касается души легкой рябью под ладонью озорного порыва ветра.
Как же мне тебя не хватало…
Последнее вырывается, кажется, одновременно у них обоих, и не развеивается, а исчезает почти испуганно. Оно слишком похоже на то, что может их удержать, а этого никак нельзя. У каждого из них свой путь. Фил должен вернуться домой. Клинт… Клинт заслужил смерть.
Расплетать нити его сознания на удивление просто. Словно слой за слоем убираешь дилетантскую мазню с драгоценной картины. Словно счищаешь слой грязи и ржавчины с бесценного клинка. Клинт смотрит на него – лучистыми, серыми, запредельно пронзительными глазами, в которых не расцветают уже солнца бессмертного вируса. Смотрит так, словно запоминает на множество жизней вперед. Словно это не просто взгляд, не просто прикосновение, - а единственное и самое дорогое, что одно существо может отдать другому…
Хоук...
Мысль или слово срывается само - щемящее и пронзительное, и не получается удержать его внутри. Так Клинта зовет только он, редко, почти никогда, но только он. Не слово, - вдох. Или выдох. Или вся жизнь упакованная в одно движение губ...
И Клинт улыбается.
И его улыбка разбивает эту реальность Порога на тысячи брызг, оставляя Фила – ослепленного и почти потерянного – тихо оседать по какой-то пыльной шершавой стене.
На этот раз нет никакой боли. Да и растерянности тоже, но все равно приходится некоторое время неподвижно просидеть у этой новой стены нового мира.
Просто восстановить дыхание.
.
4. Третий мир: Earth-555326(Next Avengers: Heroes of Tomorrow)***
- Эй, дед, чего расселся? А ну, давай, гони бабки и проваливай, пока зубы целы!
А что... в качестве разнообразия это было даже интересно. И ведь совсем мальчишки, не старше семнадцати.. - думал Фил, разглядывая группу подростков, решившихся поживиться за его счет.
- Оригинальные представления о вежливости здесь у подрастающего поколения, - задумчиво отреагировал Джарвис.
- Что ж тут оригинального-то, - вздохнул Фил и как раз собрался заговорить, когда...
- Проваливайте! - голос высокий и наглый. Волосы напрочь выгоревшие, до бесцветной пелены льна. Более темные, чем у Клинта, серые глаза… Похож, очень похож. Но в Клинте никогда, даже в самом начале, не было такого надрыва. И лук он держал иначе. Этого мальчика явно недоучили толком... Фил не вмешивается в перепалку, и почти не слушает их, помощи его спасителю явно не требуется, а ничего нового тут не предвидится. Разве что... ух ты! Как лук держать не показали, а разрывные стрелы делать - пожалуйста.. Да уж. Клинт всегда был ужасным учителем... Из ценного в разговоре мелькает только имя *Френк*. И когда нехотя убираются первые парни, а мальчишка советует ему валить домой и не оказываться впредь, где не надо, Филу почти смешно. Тело, не скованное болью перехода почти жалеет, что ему не довелось показать мальчишкам, что не стоит связываться с одинокими пожилыми агентами. Даже удивительно: Коулсон почти забыл, когда ему в последний раз действительно хотелось ввязаться в драку..
- Френк, - задумчиво и оценивающе оглядывает он мальчишку, - Надо думать, Френсис Клинтон... Ну, здравствуй.
Парень ощетинивается мгновенно и всерьез, совсем не так вальяжно, как в случае с хулиганами. Чутье на опасность есть, уже неплохо - отстраненно констатирует Фил, прислушиваясь к биографии своего нового знакомого. Отсутствие Клинта Бартона среди живых в этом мире его не удивляет, при отце этот парень был бы совсем другим. Живых родителей так слепо, почти фанатично, не копируют.
- Не то, чтобы меня прямо совсем надо было убивать, - вздыхает Фил, медленно поднимаясь на ноги, - Но я давно ничего не ел, может, покажешь, где здесь можно подавиться сэндвичем?
Френсис отступает на микрошаг, занимает позицию, с которой удобнее стрелять, Филу смешно и любопытно, но парень не исчезает на какой-нибудь крыше. По большей части, чтобы не спускать с незнакомца глаз, не поворачиваться спиной. Клинт поначалу тоже всегда на это ловился, - Ок, - кивает Коулсон, продолжая воображаемую беседу, - Прячь лук и пойдем, обещаю, что при желании ты вполне сможешь меня прикончить. И сам выберешь место.
Мальчишки!... Какие же они все-таки похожие. Как чистосердечно высокомерны под налетом настороженности, Френк оттаивает, сам не замечая как.
- Скажешь тоже! – продолжает грубить он, - Ты что, не видишь, это настоящий лук, куда я его спрячу, он чуть не с меня ростом!
Ну да, Клинт тоже становился жутким хвастуном, особенно, когда надо было спрятать страх.
- Эх, ты, - улыбается мальчишке Фил, - У тебя такой лук, а ты совсем не умеешь с ним обращаться. Все-таки, ты очень хорошо прятался, если тебя даже Старк не нашел, - Френк напрягается всем телом, чуть не струной звенит, и вот сейчас действительно готов в него выстрелить. Но все-таки Фил – это Фил. Он знает этот лук куда лучше его нынешнего хозяина, поэтому всё, что дальше – это очень просто, - Смотри, - говорит он мальчишке и протягивает руку, демонстрирует, как фокусник, пустую ладонь и по-особенному щелкает пальцами. Френк не успевает среагировать, и лук привычно ложится в руку Фила. Старая шутка. Как-то давно пришлось запрограммировать, нужна же была на Хоукая хоть какая-то управа. Словно не замечая абсолютно потерянного и ошеломленного взгляда Френка, Фил осторожно оглаживает полированный изгиб. Датчики привычно оживают, отзываясь покалыванием в пальцах, хочется жмуриться как довольному коту. Фил поднимает глаза на парня, - Нужно настроить его на твои отпечатки пальцев и показать пару секретов. А то я всё думал, почему ты его неправильно держишь…
- Неправильно?! Я?!! – Френк почти захлебывается обидой.
- Неправильно, - уже серьезно кивает Фил, - Это совершенно неправильно, что тебе некому было показать, как обращаться с твоим наследством.
Френк шмыгает носом, но сдавать позиции все еще не намерен. Какое знакомое упрямство. Как привычно получается его игнорировать… Фил медленно показывает, как складывать лук, несколько раз повторяет движение, которым его раскладывают. Когда он велит Френку стоять смирно, пока настраивает датчики на него, тот уже слушается совершенно автоматически. Но, не умея сдержать торжествующей сияющей улыбки, когда у него первый раз получается сложить лук и расправить потом его крылья, на самом пике эйфории, он-таки отлавливает себя на этом, и замирает, глядя на Коулсона горящим, испытывающим взглядом.
Дурацкий мир… мир, где мальчишки не могу позволить себе быть мальчишками… Когда-то Фил думал такое и про свое время, но даже Клинт тогда, после детского дома, цирка и энного количества лет на улице, не был настолько насторожен и лишен иллюзий.
- Нет, - говорит он мальчишке со взрослыми глазами, - Мне на самом деле ничего не нужно от тебя. Собственно, я не могу остаться даже на день. Я не из этого мира и мне нужно возвращаться. Но теперь ты держишь лук правильно. А значит, сможешь всё, что угодно.
- Ты… правда не шпион Ультрона? – спрашивает Френк, прекрасно осознавая при этом, как мало значат простые слова.
- Правда, - усмехается Фил, - Когда-то я учил твоего отца, хотя в моем мире у него еще нет детей. Но когда появятся… я обязательно надаю Клинту по шее за то, что он возьмется учить их делать бомбы до того, как научит стрелять из лука, - мальчишка криво усмехается.
- Он не брался. Я совсем недавно нашел заметки, прочитал и попробовал, - ну вот. Готовое объяснение тонкому шраму на запястье, ужас, а не дети, поседеешь с такими раньше времени. Бедный Старк, у него этих цветочков аж четыре штуки, если верить Джарвису…
- Послушай, Френсис, - говорит ему Фил уже всерьез, - Ты уже достаточно взрослый, ты должен найтись.
Френк, конечно, огрызается на «Френсиса» точно так же, как Клинт шипел на «Клинтона», но это уже просто игра. И плечи снова оттягивает невидимая ответственность за мальчишку, который тебе поверил. Только на этот раз от этого мальчишки ты должен уйти. Послать на подвиги и бросить. Вечное проклятие учителей.
Они все-таки идут в какое-то бистро, и Френк получает по шее за попытку бегло осмотреть коулсоновские карманы, и ничуть не обижается, а первый раз по-настоящему смеется, потирая шею. Не такой уж он и взрослый на самом деле. Не такой уж…
Он старается жевать не слишком быстро, и Фил, чуть не силком утягивает себя «в туалет», чтобы дать мальчишке нормально поесть, не давясь под его взглядом. Не такой уж он изверг, чтобы не дать парню хотя бы нормально пообедать перед тем, как пичкать инструкциями.
- У вас мало времени, сэр, - напоминает Джарвис.
- На обед его хватит, - закрывает тему Коулсон, это не тот вопрос, по которому он нуждается в советах.
Инструкции не так уж длинны. Описать будущих соратников Френка не слишком сложно. Рассказать о Халке и Старке немного труднее. Объяснить, почему всех нашли, а его нет – почти невозможно. Слова «я сам учил твоего отца прятаться» - не то, в чем стоит признаваться мальчишке, который из-за этого вырос брошенным на произвол судьбы. Но Френк далеко не дурак, и, разумеется, понимает всё сам. И улыбается. Нагло и насмешливо. Ох, и огребет он в жизни за свой задранный нос, - усмехается Фил. Но это правильно. Судьба любит тех, кто бросает ей вызов…
Френк уходит сам, салютуя Коулсону поднятым луком, ничуть не отягощенный целой горой сведений, которые вывалил на его льняную голову Фил – и о стрелах, и о тактике, и о стратегии, и о целях, и об отце, и много о чем еще.
Мальчик, который в свои семнадцать взрослый настолько, что умеет уходить.
Фил не мог подвести его и не суметь сделать того же в свою очередь. На этот раз навалившаяся усталость почти перекрывала даже тошноту.
Пока он, немного пошатываясь, шел по тихим пустым ночным улицам. Мокрым камням, смазанным теням фонарей и глухим голосам из окон. Джарвис не вмешивался. Может, что-то понимал, а может, просто занимался своим делом, собирая информацию.
Собственно, бар, в котором он очнулся, был таким же нечетким и смазанным, как и все вокруг. Но Фила мало интересовало окружение. Ему даже не надо было искать. Взгляд сам, словно магнитом, притягивался к одному единственному силуэту.
.
5. Четвертый мир: Земля-1610(Ultimate)****
Он старше. Старше, серьезнее, более собранный, менее отчаянный и легкомысленный, вообще менее легкий, но все равно – это он. Не тот самый, но в достаточной степени, чтобы Фил не смог пройти мимо. Джарвис тактично выдает только информацию. Никаких комментариев, ничего от себя лично. Приходится стиснуть зубы, чтобы не дать себе сорваться в какие-то странные, совершенно неосознанные действия. Никогда в этой жизни, которую пока еще можно считать своей, он не был настолько обуреваем жаждой мести. Так вот, значит, как оно бывает…
Фил смотрит на посеревшее осунувшееся лицо и почти не верит. Не верит, но знает, и теперь это ничего не отменяет. Еще он знает, что сейчас где-то там, за два мира и кучу временных граней от этого умирает сейчас один слепой старик, который так ничего и не сказал ему на прощание. Словами не сказал. А язык прикосновений Фил понял слишком поздно.
- Уже не пьешь, - слова не очень нужны, просто одного взгляда мало, чтобы привлечь сейчас его внимание. Он не вскидывается порывисто, как тот, другой. Просто поднимает глаза – ясные, мрачные и проницательные. Зрачки чуть расширяются, когда он узнает. Здесь они были коллегами и друзьями. Недолго, но этого хватит. Фил не запоминает, в какую тьмутаракань его тут сослали чем-то там руководить. У него слишком мало времени, чтобы тратить его на неважное.
- Не знал, что ты приехал, - говорит Бартон, устало прикрывая глаза. Чудо из чудес, как бы давно они не виделись, он не закрывается. Доверие. К сердцу приливает огонь и горечь крови, напоминая, что времени не так много. Фил подходит и убирает из руки Хоука стакан. Тот полон, и все равно не пригодился бы.
- Закрой глаза, - просит он, и, бросив на него всего один взгляд с тенью удивления, Клинт слушается. Сейчас к нему и не достучаться через пелену его горя. Коулсон кладет руку ему на лоб. Сейчас можно. Этот Клинт ничего не заподозрит, у него нет возможности заподозрить, и это почти подарок. У мертвых горячие руки, вы знали? Пальцы Фила скользят по вискам, по знакомым точкам, возвращая сосредоточенность и жизнь. Приглушая скорбь. Позволяя действовать.
Фил мог бы убить этих подонков сам. Это куда легче, чем сдержаться сейчас и не прикоснуться к губам. Клинт открывает глаза, и они точно такие же – серые, лучистые, выразительные до воя. – Иди. – кивает ему Фил. Хоук не зовет его с собой. Коулсон не желает ему удачи. И не нужно. Есть моменты, когда промахнуться невозможно.
Фил жалеет только о том, что не успел раньше. До того, как убили детей. Он поднимает стакан и выпивает виски одним глотком. Он никогда не любил виски, но сейчас все равно.
- Дальше? – чуть погодя спрашивает Джарвис, на этот раз обходясь без назойливого «сэр», - Можем подождать. Время еще есть.
Фил качает головой. Время нужно беречь. Не факт, что это самая сложная встреча. Он должен успеть. Иначе, зачем все это. Если он не увидит больше тот невозможный взгляд. Без пелены тессеракта. Без зеркал множества чужих эпох и миров.
- Давай дальше, - говорит он и аккуратно ставит стакан на место. – Тут всё.
.
Он закрывает глаза, готовясь к сопротивлению вестибулярного аппарата при переходе и неизбежному тянущему спазму тошноты. Но ничего не происходит.
- Видимо, еще не всё, сэр, - немного озадаченно говорит Джарвис.
- Конечно, - беззвучно шепчет Фил, - Это дети. Им же страшно…
В своей многопрофильной карьере он все-таки редко имел дело с детьми. Разве что с великовозрастными, и теперь ему немного не по себе. Но, разумеется, это его не останавливает. До дома Бартонов он добирается быстро и безошибочно. Мертвые видят мир иначе, к повсеместному переплетению линий связи быстро начинаешь привыкать, по ним удобно ориентироваться.
Дети там. Стоят у калитки. Не решаются ни войти, ни выйти. Им страшно. Застилающая глаза волна темного удушающего гнева сейчас совсем некстати. Фил отгоняет ее прочь и велит себе забыть. С этими подонками разберется Клинт. Ему нужнее. А он должен проводить ребят. Кроме него, похоже, некому. Коулсон подходит и опускается на колено. Каллуму тринадцать. У него темные волосы и глаза, но взгляд клинтовский. Наверняка, уже хорошо стреляет. Льюису десять, у него светлые волосы и большие распахнутые глаза, похоже, от матери. У него дрожат губы и на щеках дорожки слез, но он хорошо держится. У восьмилетней Николь глаза отца, но взгляд мрачен, как у крестного. Она не плакала, только по напрочь сгрызенным ногтям можно понять, как ей страшно.
- Вы за нами? – спрашивает она. Ее братья молчат, и только Каллум узнает его, когда он улыбается.
- Дядя Фил! – похоже, он не только самый старший, но и самый легкомысленный. Коулсон кивает.
- Здравствуй, Каллум. Льюис. Николь. – Он касается их плечиков, и они почти ощутимо успокаиваются.
- Вы… поможете нам? – умоляюще приподнимает брови Льюис, - Мы ничего не понимаем, мы не можем вернуться домой…
Объяснить им ситуацию оказывается легче, чем он думал. Все трое помнят, что их убили, все трое способны это осознать. Удивительные дети – ни одной истерики. Мальчишки жмутся к нему, Николь позволяет держать себя за плечи, прикосновения ее тоже успокаивают, но расслабиться она себе не позволяет. Они ждут.
Пока Клинт отомстит за них, и они смогут идти дальше. Фил тихо, как сказку, рассказывает, что они должны сделать и как отвечать. Они не переспрашивают. Видимо, сейчас и сами они инстинктивно ощущают то, что им предстоит. Никакой проблемы с терминологией, хотя, Фил думает, что знает мало взрослых, способных просто кивнуть в ответ на инструкцию «потом вы должны опуститься как можно ниже и пройти сквозь реальность, чтобы оказаться на ее изнанке». Кивнуть и исполнить практически.
- Ники… - зовет он и усаживает ее рядом с собой. Она смотрит на него серьезными серыми глазами и коротко вздыхает.
- Мы всё забудем?
- Скорее всего, - сочувственно отвечает Фил, - Я не знаю точно, можно ли продолжать помнить. Это ведь будет мешать потом, когда вы снова будете жить.
- Наверное, - соглашается она. Некоторое время молчит, а потом решается. Роется в карманах джинсового комбинезона, протягивает Филу ладошку и просит – Возьмите.. Она почему-то осталась у меня. Нам все равно надо будет все отдать.. Пусть она будет у вас. Можно?
Фил только кивает, держа детскую ладошку со значком – силуэтом летящей птицы. Простой белый металл. Значок, ничего более. Но горло перехватывает, и он не может говорить.
…Клинт работает быстро. И их время подходит к концу. Джарвис открывает для них портал. Не такой, как для Фила. Просто почти волшебную звездную дорожку.
Коулсон обнимает каждого на прощание, стараясь согреть и успокоить. У него получается. Они держатся за руки, и совсем не выглядят растерянными. Просто дети. Просто идут искать приключения. Детям, оказывается, проще…
Фил стоит и запрещает себе думать, как он будет дальше жить – даже если ему удастся выжить, – смотреть на Клинта и помнить об этих детях зная, что их никогда не было в его мире.
Сердце каменеет где-то внутри, не умея справиться с нахлынувшим настоящим. Джарвис ничего не спрашивает, просто переворачивает страницу.
Чтобы хотя бы физическая боль затмила его мысли. У него почти получается.
.
6. Home, sweet home. Земля-199999
Вокруг люди, суета и мелькающие провода капельниц. Филу честно глубоко пофиг. В принципе, ему даже не особо больно, да, ломит в груди и какая-то фигня с дыханием, но по сравнению с тем, насколько убийственен груз памяти, это всё такие мелочи… Он не отзывается и не отвечает на вопросы. Не только потому, что не уверен, сможет ли говорить, просто дистанция от этого мира еще слишком большая. Для него лично.
В голове привычный голос Джарвиса.
- База ЩИТа, Земля-199999, вы вернулись, сэр. – Фил только устало прикрывает глаза. Внутри слишком клокочет шторм, никакого облегчения от возвращения. Только ощущение, что от нейронных цепей остались какие-то рваные ошметки. Господи, как он устал… - В настоящее время команда мстителей направляется на стартовую площадку, чтобы проводить Тора и Локи, продолжает Джарвис, - Через несколько минут тессеракт покинет Землю, и двери закроются. Опасность спонтанного перехода для вас минимальна.
Фил даже не кивает, просто проваливается в тяжелое забытье – подальше от всего. Осторожным магнитным импульсом Джарвис берет из его пальцев легкий металлический силуэт летящей птицы, и перемещает его на полку тумбочки. Чтобы не потерялся во время медицинских процедур.
Коулсон выглядит ужасно, словно какая-то невероятная тяжесть вдавливает его в простыни. Но это пройдет. Усвоится и станет его частью, даст силы. Главное – сохраненная жизнь.
Тессеракт исчезает и забирает с собой все эти тянущие, нарушающие равновесие сквозняки. Мир постепенно восстанавливает внутренний баланс. Дыхание Коулсона становится более ровным. Единственное, за чем еще должен проследить Джарвис: чтобы сразу после известия о ранении и смерти Фила, агенту Бартону стало известно о том, что он жив. Тони можно пока оставить в неизвестности, пусть еще немного поразмышляет, ему только на пользу…
.
7. Эпилог
Фил пришел в себя от осторожных, но настойчивых попыток Джарвиса его разбудить.
- В сознании, - немного заторможенно оповестил он искусственный интеллект.
- Прошу прощения, - вежливо покаялся тот, - Но через пять минут у директора Фьюри закончится совещание с Белым домом, и он будет вынужден призвать к порядку мистера Бартона, который уже полчаса запугивает медперсонал и даже покалечил одного санитара, опрометчиво попытавшегося выстрелить в него из пистолета с успокоительным. - Фил вздохнул и сделал попытку вползти немного выше на подушки
- Сколько времени он продержался, прежде чем ринуться на приступ?
- Мистер Старк четыре часа рассказывал ему о вашем самочувствии по данным взломанного медицинского компьютера, но потом, когда он более менее успокоился сам и решил заняться непосредственно мной, источник информации исчез. Через пятнадцать минут агента Бартона выгнали из спортзала, еще через полчаса - со стрельбища, и вот - теперь он тут.
- Надо же, - рассеянно заметил Фил, пролистывая параметры на прикроватном мониторе, - Не ожидал, что он выдержит так долго, я успел даже выспаться... А что Тони? Зверствовал?
- Стер 78% моих личных архивов... - Джарвис немного замялся, - Надеюсь, вы не будете сильно возражать...
- Ты перетащил их ко мне? - улыбнулся Фил, - И правильно, ты же архивировал, я надеюсь?
- Разумеется, сэр.
- Я всегда говорил, что шестидесятеричная система удобнее, - кивнул Коулсон, - Ну вот, доступ есть. Как думаешь, инфаркт себе устроить или давление обнулить?
- С вашего позволения, - Джарвис выкинул на экран окошко с цифрами, - Я счел возможным набросать программку с параметрами вулканской расы... - рассмеяться Филу помешала только жуткая боль в груди. Но смешно все равно было.
- Давай, - он аккуратно наложил значения на свои показатели.
Uš, min, diš*****…
Шум за дверью внезапно стих. И через секунду гробовой тишины, словно взрывом грянуло паникой. Первым к нему ворвался все-таки санитар. Следом влетел Бартон со зверски перекошенной рожей, третьими финишировали реанимнабор с Наташей.
- Добрый день, Наташа, - улыбнулся Коулсон единственному вменяемому человеку, - Господа, - вежливо поздоровался с прочими, - По-моему, из меня получился неплохой вулканец, как вы полагаете? Я уже так долго работаю на ЩИТ, неужели вы думали, что меня можно изолировать против моей воли? - Врачи на всякий случай на маленький шажок отступили к двери, предъявляя ему на первом плане Бартона, как виновника всех бед, видимо, - Хоук, - с непонятным себе самому выражением выдохнул Коулсон, - Ты действительно считаешь, что умирающему-мне будет неимоверно полезна вся эта пыль с двухдневно-не-мывшегося-тебя? Я уже не говорю о прекрасной коллекции бактерий и вирусов на твоих ботинках.
Лицевые мускулы Бартона изобразили традиционную философскую пантомиму с субтитрами «Ну-ууу...»
- Что тут за сходка, господа? - мрачно поинтересовался Фьюри, раздраженно влетая на сцену. Большего сказать он не успел, напоровшись на взгляд Фила, и поперхнувшись серией строгих выговоров.
- Директор, - поприветствовал Коулсон и его, - Просто к сведению: я резко против того, чтобы в моем лечении использовали гормоны. Серьезно, Ник, ты же не ожидал, что такой контролфрик, как я, не вмешается? - Фьюри только устало вздохнул и махнул рукой.
- Такой контролфрик как ты, самостоятельно шантажировавший свое начальство собственной смертью, если что, мог бы хоть полечиться спокойно. В радостном осознании, что тебе даже Старка удалось пронять и выстроить в команду.
- Хм, - сказал Джарвис.
- Сделай шаг от двери, Ник, будь добр, - попросил Фил. Фьюри глянул на него подозрительно, но послушался.
Через пару секунд несчастную дверь окончательно снес с петель встрепанный запыхавшийся полуодетый Старк, с трудом затормозивший, чтобы не налететь на кровать Фила. Вид у него был совершенно безумный, заглядеться можно. Он замер, уставившись на Фила, не в силах ни подобрать слов, ни выговорить их. Потом зло прищурился, глянул на компьютер, почти задохнулся от возмущения, еще раз окатил Коулсона невыразимым взглядом, резко повернулся на каблуках и вымелся наружу.
- Это что было? - ошарашенно спросил Фьюри.
- Думаю, Мистер Старк перепутал двери, - глазом не моргнув, соврал Фил, радуясь, что ни Клинт, ни Ник не разбираются в показаниях приборов. Иначе его бы тут вообще не слушали. По крайней мере, тактом Старка, способного всё понять, но не вмешаться, и сорвать свое раздражение на чем-нибудь еще, тут мало кто обладал.
- Давайте-ка все, - Наташа начала с выталкивания медперсонала, - Оставьте больного в покое. Пусть спит, он сам позовет, когда ему что-то понадобится, - Фил с нежностью посмотрел на Романову, и задумчиво - на закрывшуюся дверь.
Сил не было никаких.
Даже сил спать. Каждый вдох был отдельной пыткой, перед глазами расплывались чернильные круги.
- Я посоветовал вам снотворное и обезболивающее, - сквозь ватную пелену донесся до него дипломатичный голос Джарвиса. Кажется, он еще смог кивнуть...
.
- Как вы полагаете, сэр, зеркальный шкаф справа от вас обладает достаточным отражающим потенциалом? - задумчиво поинтересовался у Коулсона Джарвис спустя три побуждения и два дня. Фил лениво скосил глаза.. и, не удержавшись, фыркнул. Как и ожидалось, Старк не сумел кротко перенести столь наглое и нетрепетное отношение к его драгоценным нервам. Фил Коулсон щеголял очаровательными заостренными ушами и чуть-чуть измененной формой бровей. Спасибо, кожу зеленкой красить не стал, какой неожиданный приступ гуманности, - думал Фил, с довольной улыбкой разглядывая метаморфозы.
Ну а когда он на себя налюбовался, его ждал изящный высокий стакан, огромный как средних размеров аквариум. С густой, зеленой жидкостью, от которой прямо-таки веяло вселенской любовью.
На аккуратной подставке под стаканом сияла золотом надпись: «Для тебя - всё, что угодно, Филлип. Живи долго и процветай».
И, пожалуй, именно тогда, Коулсон действительно почувствовал, что он дома…
- Это тот жуткий коктейль, которым Старк глушил радиационное отравление? - поинтересовался он, делая глоток на пробу.
- Он самый, - с готовностью подтвердил Джарвис, - Ужасная гадость, сэр. Приятного аппетита.
Фил улыбнулся и с удовольствием допил все.
Гадость и правда была неимоверная.
Сказочно бодрила.
……………………………….
Инфо:
В постапокалиптическом мире почти не осталось героев, а те кто выжил подались в бега. Один из них – Логан, который превратился в обычного фермера, работающего на потомков Халка, Банду, которой он прилично задолжал. Но выживший герой — Соколиный Глаз предлагает Логану сделку. Бартон везет тайную посылку в Новый Вавилон, и за это он получит большие деньги.
В данной вселенной Клинт Бартон окончательно ослеп. Так же здесь у него имеется дочь от третьего брака – Эшли Бартон, матерью которой является дочь Питера Паркера.
Логан и Соколиный Глаз добираются до Нового Вавилона. Но оказалось, что это был обман, устроенный Красным Черепом, который провозгласил себя правителем нового мира. Соколиного Глаза убивают(с)
Соколиный глаз является одним из первых героев инфицированным вирусом.
После сорока лет погребения под развалинами Нью-Йорка его находит внук Черной Пантеры. К тому времени ему кажется, что его голод практически рассеялся(с)
В данной реальности Клинт Бартон погиб во время битвы с Ультроном. Одним из главных героев здесь является его сын Френсис Бартон.(с)
Бывший олимпийский лучник, Клинт Бартон был освобожден из камеры смертников, и стал агентом американской разведки, кем проработал почти десять лет. Он стал близким другом и коллегой агента Ника Фьюри. Вдвоем они организовали Щ.И.Т.. Тем не менее, Бартон удалось создать более или менее стабильную семейную жизнь, он прожил много лет со своей подругой Лаурой (которая стала его женой), у него было трое детей: Каллум, Льюис и Николь, которая была названа в честь своего крестного Ника Фьюри.
Для Соколиного Глаза все становится ужасно, когда в Ultimates объявляется предатель. Как-то раз, вернувшись домой, Бартон подвергается внезапному нападению. Злодеи безжалостно и беспощадно уничтожают всю семью. После этого Соколиный Глаз стал безрассудным и почти готов был совершить самоубийство. (с)

*****Uš min, diš (шумерский) – три, два, один.

@темы: Fanfiction, Jeremy Renner, Phil Coulson, Рейтинг: PG-13

Комментарии
2012-09-23 в 12:16 

билли пилигрим
i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
о боже. какая эпичная работа! автор, вы...вы.. :beg:

2012-09-23 в 12:53 

Баис
Что ты рыдаешь, размазав паленую тушь? Лучше б ты пересекала в собачьей упряжке плато Гиндукуш
Хо-хо!
амитей, отлично просто!

2012-09-23 в 13:06 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
тугое колечко мышц,
так и хочется сказать: не виноватая я, буквы сами так выстроились, все писят тысяч)))))
но приходится признать: я... )))

Младшая старшая сестра зельевара,
да! я наконец-то это вычитала))) :kiss:

Баис,
спасибо, я старалась))

2012-09-23 в 13:09 

Кэр-Паравель
"ГП сожрал мозг нашего поколения. Полностью. Безвозвратно." (с)
:hlop::hlop::hlop:
Автор, по что вы так прекрасны?

2012-09-23 в 13:09 

билли пилигрим
i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
амитей, я, к сожалению, пока еще не прочла, на работе пребываю, но сама идея - это просто НЕЧТО!

2012-09-23 в 13:20 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Из Кэр-Паравель,
по макушку, проверено опытным путем)))))))

тугое колечко мышц,
читать там долго, я пробовала)))
а идея как всегда настигла меня сама и повергла в рабство, пока процесс не был закончен.
так что - все претензии к ней. ))

2012-09-23 в 16:36 

Доктор Вэй
КОРОЛЬ АРТУР НА НАС НАПАЛЕ УКРАЛЕ МОЕ СЕРДЕЧКО(с)
амитей, это прекрасно! Ходил-читал, сшибая предметы перед собой. Ты прелесть!

2012-09-23 в 19:04 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Доктор Вэй,
спасибо))
но читать на ходу вредно. лучше в кресле. или на диване :kiss:

2012-09-23 в 19:32 

Доктор Вэй
КОРОЛЬ АРТУР НА НАС НАПАЛЕ УКРАЛЕ МОЕ СЕРДЕЧКО(с)
Ну, как получилось =DD

2012-09-23 в 19:35 

Cherina
Чертовски упрямая маленькая птичка. (c)
Офигенно. Одновременно и кроссовер, и канон. Коулсон прекрасен, а Бартонов так много... Старк хорош, ну а Джарвис :inlove:
И, блин, вулканец!!! :hlop:

2012-09-24 в 10:10 

Millana
Потрясающая работа)))

2012-09-24 в 10:22 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Cherina,
спасибо)) вулканство пролезло само и у меня не хватило духу его отцензурить))
уж очень коулсону шло)))

Millana,
спасибо)

2012-09-24 в 15:12 

Cherina
Чертовски упрямая маленькая птичка. (c)
амитей, еще как идет ему, это круче, чем робот :lol:

2012-09-24 в 22:29 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Cherina,
Старк знает, как мстить))) гений!))))

2012-09-24 в 23:04 

Cherina
Чертовски упрямая маленькая птичка. (c)
амитей, о да! :-D

2012-09-24 в 23:51 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
невероятно.
:white:

2012-09-25 в 00:08 

illu
алиса в зазеркалье - версия доработанная до хоррора :lol: очень! коулсон с джарвисом достойны друг друга - старку п..ц! они его шикарно хором воспитывают:
Тони можно пока оставить в неизвестности, пусть еще немного поразмышляет, ему только на пользу…
А что Тони? Зверствовал?
- Стер 78% моих личных архивов... - Джарвис немного замялся, - Надеюсь, вы не будете сильно возражать...

- С вашего позволения, - Джарвис выкинул на экран окошко с цифрами, - Я счел возможным набросать программку с параметрами вулканской расы...
взаимное влияние прямо таки сияет
Лицевые мускулы Бартона изобразили традиционную философскую пантомиму с субтитрами «Ну-ууу...»
умилительность от представления бьет все рекорды
тактом Старка, способного всё понять, но не вмешаться, и сорвать свое раздражение на чем-нибудь еще, тут мало кто обладал
гм. неожиданный ракурс))
- Он самый, - с готовностью подтвердил Джарвис, - Ужасная гадость, сэр. Приятного аппетита.
Фил улыбнулся и с удовольствием допил все.
Гадость и правда была неимоверная.
Сказочно бодрила.

тут я успокоилась за всех и отдельно за старка и радостно пошла перечитывать :lol:

2012-09-25 в 07:20 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
продавец счастья.,
спасибо)))

illu,
ну, старк тоже не промах))))
не зря я писала эпилог))))))))))))))

2012-09-25 в 15:55 

Узумаки Тен тен
Если что, я не умерла – я отступила в ад для перегруппировки
Автор, ваш фик просто чудо, но блин, Бартона во всех Вселенных, кроме родной, жалко до ужаса. Хотелось просто головой об стол приложиться или вовсе в монитор залезть и любыми способами все исправить. Искренне сочувствую Филу, которому каждый раз приходилось уходить и оставлять Ястреба одного. Но, в итоге к своему Клинту он вернулся и хотя бы одна версия не вынуждена жить сама по себе.
Кстати, я ваш фик слушала с музыкальным сопровождением на повторе и по-моему сочеталось отлично. Ловите, может еще кому приглянется сочетание.

Listen or download Shinedown I'm Alive for free on Prostopleer

2012-09-28 в 06:21 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Узумаки Тен тен,
ну, коулсона просто выбрасывало туда, где нужнее всего было его присутствие, а вообще, думаю, у бартона много вполне счастливых жизней)))) но, конечно, без фила, что за жизнь)))
спасибо за музыку! действительно очень подходит))

2013-04-05 в 16:31 

Sodan Lintu
Фейри живут по своим законам и летают среди собственных облаков.
Перечитала.
Теперь я знакома со Стар Треком и пришивание любимейшей вселенной сюда сделало мне ОЧЕНЬ ХОРОШО.
Спасибо автору!
Живите долго и в процветании!

2013-04-05 в 17:27 

амитей
Это просто я люблю жизнь, что мне дана...(с)
Superbia non muore,
рада, что нравится)
спасибо, непременно буду процветать))))

   

Coulson/Barton

главная