18:22 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
название: Завтра не наступит никогда
автор: птичка сокол
бета: <Кэрри>
пейринг: Коулсон/Бартон
рейтинг: PG
размер: 1454 слова
описание: постапокалипсис, Бартон, Коулсон и все время мира в их распоряжении.
от автора: серьезно, я писала это на лекции, в тетрадке, а потом в пробке и чуть не вписалась в мерседес, оно жрало мой мозг весь день. я так и не поняла, слэш это или преслэш, в любом случае, они всегда друг для друга, иначе быть просто не может.
посвящение: Йожику, как идейному вдохновителю, вдохновителю в целом и просто замечательному человеку.



Куча старого тлеющего мусора шевельнулась, и Клинт, не задумываясь, выстрелил. Он слышал, как первая пуля ушла в молоко, застряв в кирпичной кладке стены дома, но зато вторая достигла цели. Тонкий скулеж умирающего зверя, и не успевший остыть кольт скрылся в складках бесформенного балахона. Клинт торопился, ему очень нужно было успеть, необходимо было дойти до цели, поэтому он не имел права рисковать и оставлять неопознанную угрозу за спиной.
Человек, раньше звавший себя Хоукаем, поднял глаза к небу. Небо безразлично взирало в ответ, роняя скупые капли дождя, ревниво пряча лучи остывающего солнца в ватных комьях облаков. В это небо больше не хотелось подняться. Хотя, возможно, дело было в том, что он больше не чувствовал крыльев за спиной.

Пару лет назад Клинт представлял себе апокалипсис как нашествие зомби или, на крайний случай, рассчитывал на метеорит или какую другую природную катастрофу, но у мироздания были свои планы, как всегда.
Война – своенравная рыжая стерва, которая меняет правила игры, щелчком пальцев выводя пешек в короли, а королев отдавая на растерзание безжалостной толпы. Война за ресурсы, за территорию невозможно быстро перешла в геноцид отдельных этнических ниш, чем спровоцировала новый виток, и континенты пошли на континенты.
Япония исчезла с карты мира, не пережив удар боеголовки, разработанной в недрах научных лабораторий Соединенных Штатов с использованием украденных разработок ЩИТа. Подхваченное ветром радиоактивное облако накрыло половину Евразийского континента и выкосило почти все население. Беженцы из Африки принесли под кожей мутировавший вирус, и старая мудрая Европа так же быстро сошла с политической арены. Америка благополучно убивала сама себя, не нуждаясь в помощи извне.
Иногда Клинт с тоской вспоминал второе пришествие ГИДРЫ и думал о том, что начиналось все совсем неплохо. И закончилось тоже. А потом началось снова, второй волной цунами, которую не засекли даже самые чувствительные сенсоры. И вот тогда все стало действительно плохо. И оставалось таким. И будет оставаться, если Клинт не дойдет.

Бартон шел пустынными улицами вымершего города. Его машина заглохла несколькими кварталами ранее, и теперь он искал новую, с полным баком и к магазину поближе. Вайоминг вымер неожиданно быстро, города не успели разграбить, так что уже несколько недель Клинт был сыт и не страдал от жажды.
Ему нужно было пройти еще два штата и успеть до зимы, которая теперь приходила раньше. Или опаздывала. Все полетело к черту, теперь ни в чем нельзя было быть уверенным.
Иногда Клинту казалось, что небо ополчилось против них, не хотело больше молча и терпеливо прощать преступления людей, нагнало плотных облаков, мечтавших стать если не радиоактивными, то точно крайне вредными. Они жадно впитывали тепло, не пуская его дальше, были скупы на осадки и радовали неизменным постоянством и отсутствием какого-либо выраженного цвета.
Клинт шел уже очень долго, бесконечно долго, настолько, что уже не помнил, когда именно вышел из места, которое достаточно длительный период времени считал домом. Он точно пережил одну зиму, но пережил только потому, что по счастливой случайности наткнулся на дом с камином и успел спрятаться до того, как метель рухнула плотной завесой, отрезав его от внешнего мира. Он сжег почти всю мебель и значительно уменьшил запасы продуктов людей, основательно подготовившихся к концу света. Клинт не верил, что ему так же повезет и в следующий раз. Поэтому он должен был успеть.
Бартону посчастливилось наткнуться на дизельный кроссовер, и это значило, что на какое-то время у него будет крыша над головой и комфортное средство передвижения – роскошь по нынешним временам. Пополнив запасы, он снова вернулся на трассу. Если ему снова повезет и на дорожном полотне будет не очень много брошенных машин, он доберется до точки даже раньше срока.
Клинт улыбнулся впервые за несколько месяцев.

На границе двух штатов, если административное деление все еще имело значение, он наткнулся на группу выживших. Одичалые (Бартон не помнил, где слышал это слово, но оно ему очень нравилось) сбились в стаю, заняли территорию в непосредственной близости от дороги. Мысленно возблагодарив небеса за упавшее несколькими милями ранее дерево, заставившее его бросить машину и дальше пойти пешком, Клинт дальним кругом двинулся обходить поселение.
Когда буря улеглась, оставшиеся в живых разделились на больных и здоровых, и каждый из них был хищником, жестоким и беспощадным. Тонкий налет цивилизации слетел в тот же момент, как общественное мнение перестало иметь значение. Естественная природа человека вылезла из самых темных щелей и вольно заняла освободившуюся территорию. Клинт был действительно огорчен из-за отсутствия зомби – люди были в разы хуже.
Представляя, с каким энтузиазмом он бы сносил головы ожившим мертвецам, Бартон чуть не споткнулся о спящего на земле ребенка, свившего себе гнездо из кучи одеял. Ребенок – девочка – открыла глаза, казавшиеся невероятно огромными на исхудавшем, осунувшемся лице. Клинт прижал палец к губам и протянул шоколадный батончик в яркой упаковке. Тонкая ручка змеей выскользнула из хрупкого кокона тепла, сцапала предложенное угощение. Уставшие от войны глаза закрылись. Бартон ускорил шаг – кто знает, может, девочке станет скучно или она захочет еще шоколада и решит, что беготня всей стаей за странным человеком – отличное продолжение дня.
Клинт тоже был хищником, умным, опытным зверем, и знал, что лучший бой – это тот, что не начался. Он устал, давно нормально не ел и не спал и совсем не хотел тратить силы на бегство от вышедшей на охоту стаи. У него были совершенно иные планы на вечер.

Брошенный своими жителями город производил гнетущее впечатление – распахнутые двери домов, пустые гаражи, забытые на детских площадках игрушки. Слишком многое становится несущественным, стоит только почувствовать холодную сталь бессмысленности у горла.
Нужный дом Клинт смог найти только на закате. Двухэтажный коттедж с крепкой дверью и ставнями на окнах, высокий забор, практически полностью скрытый за живой изгородью. Он еще раз огляделся, коротко улыбнулся и толкнул калитку, тут же сморщившись от оглушительного скрипа проржавевших петель. Прошел по подъездной дорожке, шурша осыпавшимися листьями, медленно, будто нерешительно поднялся по ступенькам и замер перед дверью, собираясь с духом, пытаясь отыскать куда-то запропавшую храбрость. Он не знал, что его ждало за порогом, боялся надеяться, ведь если он опоздал, то впереди его ждал только бессмысленно-пустой мир и много-много так и не вырытых могил.
Дверь неслышно открылась, поддавшись уговорам отмычки, Клинт вошел внутрь и окунулся в живую, объемную тишину, замер, наслаждаясь ощущением покоя. Его ждали. Он успел, его ждали.
- В следующий раз выберем точку резервного сбора где-нибудь в центре континента. Твой чертов Портленд – это жопа мира.
- В этом и суть.
Коулсон ждал его на кухне. Он уже успел достать две чашки, на маленькой горелке закипала вода в небольшом чайнике.
Клинт пересек кухню, чувствуя, как с каждым шагом дышать становится легче и свободнее, как тяжелеют от расслабленной усталости плечи и спина, будто снова начинают расти крылья.
- Я нашел тебя.
Фил улыбнулся, облегченно и немного растерянно, будто не мог поверить, что Клинт действительно стоял прямо перед ним.
- Разве могло быть иначе? Я два месяца тренировал голубя и еще дольше его искал и ловил.
- Но отомстил он именно мне, нагадив на плечо.
- Говорят, это к счастью.
- Точно.
Бартон скомкал оставшееся между ними расстояние, обнял, рухнул в объятия человека, которого так боялся не застать в живых. Коулсон прижал его к себе одной рукой, шумно дышал в ухо. Немного отстранившись, они быстро осмотрели друг друга на предмет серьезных травм, отметили бледность кожи, считали усталость и вереницу одинаково серых дней, и снова глаза в глаза, боясь отпустить реальность – вдруг она вывернется наизнанку, и их разбросает по разным странам, континентам, планетам, и снова придется мучительно долго искать друг друга.
- Это не очень похоже на легкий ушиб.
- Возможно, я слегка приуменьшил.
- Слегка? – Клинт выразительно кивнул на аккуратно наложенную шину на его правом предплечье. – За время моего отсутствия ты успел получить титул мастера преуменьшений?
- Не драматизируй, – Коулсон мягко улыбнулся. – Я уже в порядке.
- Вижу. В любом случае, я ожидал худшего.
В записке, присланной птицей, кроме адреса Фил отметил, что нарвался на стаю, заработал ушиб и, в случае, если его выследят, он покинет дом и пойдет на юг, ко второй точке сбора. Клинт боялся себе представить, что могло бы произойти в этом случае. Но Фил его дождался.
- Куда мы дальше?
- Куда угодно. В мире теперь так много места, можем ни в чем себе не отказывать.
- И никакого визового режима, - Клинт широко ухмыльнулся, и с непривычки у него чуть не свело скулы. – На север или на юг?
- К океану – давно не видел открытую воду.
Фил продолжал улыбаться, сумерки заливали маленькую кухню, охрой раскрашивая стены.
- Мы же не успели съездить в отпуск, точно.
- Зато теперь наверстаем.
Клинт не стал отказывать себе в удовольствии и снова обнял Коулсона. Теперь можно было отдыхать и отсыпаться, можно было даже попробовать вспомнить, как это – жить под крышей дома, делить пространство с близким человеком, просыпаться утром и видеть теплую улыбку, отражающуюся в глазах. А потом собраться и поехать к океану. Исколесить хоть все побережье, надышаться полной грудью и снова попробовать где-нибудь осесть. Все время мира лежало у их ног, и реальность больше не казалась такой ужасной и беспросветной. Серая, больная реальность постапокалиптического мира. Реальность, принадлежащая только им двоим. Клинт не мог представить, что когда-нибудь ему так повезет.


@темы: Clint "Hawkeye" Barton, Fanfiction, Phil Coulson, Рейтинг: PG

Комментарии
2014-04-19 в 21:18 

Cherina
Чертовски упрямая маленькая птичка. (c)
Понравилось, особенно ирония: люди вымрут - и ЩИТ сможет жить спокойно. :crzfan:

2014-04-19 в 23:24 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
Cherina, :goodgirl:
кстати, ирония получившаяся - это чистое подсознание, ничего такого в планах не было, но вы заметили, и я понимаю, что да.))
спасибо, что прочитали!

2014-04-20 в 20:49 

Месть*_*
Well behaved women rarely make history
Здорово) Отлично зашло под музыку) спасибо большое:squeeze:

2014-04-20 в 22:15 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
Месть*_*, аррр, я рада, что понравилось :shy:

2014-04-22 в 12:10 

Йож во фраке
Die Hölle muss warten
читать дальше

2014-04-22 в 13:29 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
читать дальше

2014-04-22 в 16:53 

Йож во фраке
Die Hölle muss warten
птичка сокол, читать дальше

2014-04-22 в 17:50 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
Йож во фраке, женщина, что ты со мной делаешь :heart:

2014-04-22 в 21:09 

Йож во фраке
Die Hölle muss warten
птичка сокол, то же, что и ты со мной :lol:

2014-04-22 в 22:46 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
Йож во фраке, взаиииимность :squeeze:

2014-04-23 в 03:46 

SeverInnka
"Твое сердце - в моих ладонях"(c) "Я мерзкое зло с ледяными ногами"J.M.
очень и очень классно написано, четко, выверено для нужного результата полного счастья к концу :heart:

2014-04-23 в 13:00 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
SeverInnka,
*смущенная и довольная как слон* спасибо :heart:

     

Coulson/Barton

главная