21:29 

У Щ.И.Т.а есть документы для всего

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
От нас ко дню рождения сообщества тоже подарок :white:

Название: У Щ.И.Т.а есть документы для всего
Переводчик: kitiaras & qazanostra
Бета: fairy
Оригинал: SHIELD Has Paperwork for Everything, автор scifigrl47
Размер: 13760
Пейринг: Фил Коулсон/Клинт Бартон
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, экшн, романс, юмор
Примечание: Фанфик является частью серии тостерверс и рассказывает о том, как Фил и Клинт сошлись еще до создания инициативы «Мстители»
Предупреждения (автора): похищение, пытки, применение наручников, насильное наркотическое опьянение
Предупреждения (переводчиков): ну милота же! :inlove:
Краткое содержание: Клинт Бартон лоялен скорее к своему куратору, чем работодателю. Фил Коулсон очень ответственный, и его работа во многом заключается в том, чтобы защищать вверенного ему агента от любых угроз. Ни один из них не собирается организовать свидание. У Наташи Романовой есть идея. А еще она всегда на своей собственной стороне.

Арты под фик авторства rascalparadyne

ЧИТАТЬ

@темы: Рейтинг: PG-13, Phil Coulson, Fanfiction, Clint "Hawkeye" Barton

Комментарии
2017-06-04 в 21:31 

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
— Да ну нахрен, — весело сказал Клинт. — Я сам найду.
— Сомневаюсь, что сложится. И кроме того, агенты не могут выбирать себе кураторов.
— Не официально, — согласился он. — Но я уверен, что с вашей помощью получится договориться.
Коулсон подался вперед, свесил скрещенные руки между коленей. Линия его спины напоминала изогнутый лук — длинный и тугой.
— Бартон...
— Как вы думаете? Смитсон? Нет, он не умеет на ходу корректировать планы, это с ума меня сведет. Виггман? Может быть, но, полагаю, я доведу его до нервного срыва, — вслух размышлял Клинт, вытянув вперед ноги. — А знаете что? Ситвелл. Я нормально лажу с Ситвеллом и он ваш друг, верно? Вы доверяете ему.
Коулсон удивленно моргнул.
— Так и есть, да, доверяю.
— Неплохо для начала, — в конце концов, Клинту не нужно было нарочно сосредотачиваться на чем-то конкретном. Лучше всего он видел на расстоянии и заметил, как Коулсон сжал пальцы до побелевших костяшек. — Вы ведь не думаете, что он не справится с заданием.
— Он превосходный агент. Вы сработаетесь, — губы Коулсона были бледнее обычного, он плотно сжал их.
— И вас это устраивает? — спросил Клинт и оперся на локти, чувствуя как тело сжалось пружиной от бурлящей внутри энергии.
— Если это то, что тебе нужно — разумеется.
Клинт почувствовал, как его губы дернулись.
— Вы отвратительный лжец.
Коулсон тихо вздохнул, потер рукой переносицу.
— Клинт, у меня был сложный день. И ты — тому причиной. Если хочешь что-то сказать, не сдерживайся. В противном случае... — он поднялся, разгладил костюм. — Я бы хотел поспать.
— Понял, сэр, — сказал Клинт, не двигаясь. — Я больше не буду вашей проблемой. На одну причину для волнений меньше, — Коулсон чуть заметно повел плечами — на ткани появились складки. — Я годами создавал проблемы. Помните Портленд? Когда вы вывихнули плечо и мы оба чуть не замерзли до смерти?
Не доверяя явочной квартире, Коулсон настаивал, чтобы они покинули город, и Клинт затащил его на заднее сиденье машины во время лютой снежной бури. Они свернулись под одним одеялом, и пока Коулсон запинающимся из-за стучащих зубов голосом спрягал неправильные глаголы, Клинт смотрел на снег за окном до самого утра, изредка моргая.
— Это был Бангор и плечо не стало проблемой, а вот временная глухота в левом ухе — да.
— Зальцберг? — ухмыльнулся Клинт. — Вас едва не пристрелили.
— А ты едва не утонул. И я потерял недурную пару туфель вместо недурного агента. До сих пор не уверен, что сделал правильный выбор.
Тогда к виску Коулсона был приставлен пистолет, и сделать выстрел Клинт мог только в свободном падении. Он спустил стрелу через секунду после того, как крикнул, привлекая к себе внимание стрелка. Не промазал, как и агент ГИДРЫ, вогнавший пулю в руку Клинта за миг до того, как он рухнул в полузамерзшее озеро.
Агент ГИДРЫ от стрелы в шею не оправился, а вот Коулсон выудил Клинта из воды, окровавленного и ругающегося на все лады.
— Погибни я, пришлось бы оформлять много бумаг, — бросил Клинт.
— Это были очень дорогие туфли. И еще больше бумаг пришлось оформлять, чтобы попытаться получить за них компенсацию.
— Каркассон?
— В Каркассоне ничего такого не произошло, — глаза Коулсона блеснули, Клинт ухмыльнулся.
— Я научился готовить «tarte au citron».
Тот редкий случай, когда конспиративная квартира была именно там и именно такой, как нужно — уютной и приятно обжитой, но эвакуацию отложили на неделю. Они легли на дно, и Коулсон освоил местные рынки — его знание французского было на голову выше, чем у Клинта. Клинт готовил и лазил по крышам, чтобы сохранить ясность сознания и фигуру.
Ночами они ели на крыше лимонный пирог и запивали молоком. Один из соседей по ночам играл на скрипке, и они слушали, молча глядя на звезды. Коулсон почти касался плечом плеча Клинта. Клинту нравилась Франция.
— Кардифф? — спросил Клинт, глядя в потолок.
Кардифф, где он пропал на тридцать шесть часов, намертво застряв в стропилах заброшенного здания. Во время обычной разведывательной миссии он отклонился от намеченной точки и слишком поздно понял, что отдел международных связей Щ.И.Т.а служит и вашим и нашим. Выбранная им точка оказалась последним местом, где его не стал бы искать двойной агент. У Клинта был талант оказываться в совершенно неподходящем месте в очень удачное время. Когда шайка контрабандистов обосновалась прямо под ним, не осталось выбора, кроме как сидеть и ждать, пока Коулсон выяснит, куда он подевался.
У Коулсона ушло менее суток, чтобы найти и изолировать двойного агента, отыскать Клинта, оцепить периметр и отправить оперативную группу. Когда Клинт вышел из укрытия, первыми словами Коулсона были: «И где ваш наушник, агент?»
Коулсон потер лицо ладонью, сцепил зубы.
— Не худший акт исчезновения из тех, что ты устраивал. Этот был хуже.
Клинт отвел взгляд.
— Я не думал, что вы...
— Что? — Коулсон мрачно посмотрел на него. — Не думал, что я замечу? Не думал, что я выясню, что ты прекратил отвечать на звонки? Что ты съехал с квартиры? Кошелек, телефон, одежда — ты оставил все и не думал, что это может вызвать некоторую панику? — голос его был низким и сдавленным, жестким, с резкими нотками.
Клинт стер с лица улыбку.
— Я всегда намеревался уйти. Однажды, — по правде говоря, «однажды» с каждым днем отодвигалось все дальше. Решимость его ослабевала, казавшиеся четкими и конкретными планы становились лишь тусклым воспоминанием. — Это была просто работа, Коулсон.
Коулсон искривил губы — не в улыбке, ничего похожего. Горькая усмешка.
— Это была твоя жизнь, Бартон. Это была моя... — он скрипнул зубами и дернул кадыком, будто сглатывая слова. — Это и есть твоя жизнь, потому что ты вернешься с нами.
— Как насчет Бирмы? — выпалил Клинт, сам удивившись вопросу.
— Еще одна не самая любимая моя операция, — процедил Коулсон.
— Вы подстрелили Адамса? — спросил Клинт, и Коулсон изогнул бровь.
— А, Наташа снова сплетничала, — вздохнул он. Глаза его потускнели, будто высеченные из камня. — Я следовал протоколам Щ.И.Т.а по допросу человека, утаивающего жизненно важную информацию.
— В самом деле?
— Да.
Клинт усмехнулся.
— И в какой части этих протоколов говорится о том, что можно стрелять в подчиненных?
Лицо Коулсона будто заледенело.
— Он встретил нас на точке сбора и сказал, что ты мертв. А поскольку ты как раз очень творчески ругался на нашей выделенной линии, я был вполне уверен, что Адамс не честен. С этого момента он рассматривался не как оперативник Щ.И.Т.а, а как двойной агент. Я разоружил его, спросил, где ты. Ответ мне не понравился, и я сделал предупредительный выстрел.
— Я так понимаю, не в воздух? — губы Клинта подрагивали.
— В колено.
Клинт расхохотался.
— Только вы можете считать это предупредительным выстрелом.
— У него было простое задание. Довести тебя до цели и вернуть назад. Он провалил его. Повезло, что вернулся домой живым, — на скулах Коулсона желваки играли. — Я не испытываю сожалений из-за увольнения кураторов, которые бросают агентов, находящихся под их защитой.
— Я знал, что вы бы... — Клинт остановился, вздохнул. — Последний вопрос. Не лгите мне, и я вернусь с вами.
Коулсон сел ровнее, будто готовясь к необходимости быстро сорваться с места.
— Хорошо.
Не обещание, не заверение — просто генеральное соглашение.
Что-то беспокоило Клинта в тот момент, когда он очнулся в больнице, навязчивое воспоминание, которое никак не хотело забыться. В итоге Клинт сумел как-то похоронить его, не желая спрашивать, а теперь не мог вспомнить, не обманывал ли себя.

2017-06-04 в 21:31 

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
— Да ну нахрен, — весело сказал Клинт. — Я сам найду.
— Сомневаюсь, что сложится. И кроме того, агенты не могут выбирать себе кураторов.
— Не официально, — согласился он. — Но я уверен, что с вашей помощью получится договориться.
Коулсон подался вперед, свесил скрещенные руки между коленей. Линия его спины напоминала изогнутый лук — длинный и тугой.
— Бартон...
— Как вы думаете? Смитсон? Нет, он не умеет на ходу корректировать планы, это с ума меня сведет. Виггман? Может быть, но, полагаю, я доведу его до нервного срыва, — вслух размышлял Клинт, вытянув вперед ноги. — А знаете что? Ситвелл. Я нормально лажу с Ситвеллом и он ваш друг, верно? Вы доверяете ему.
Коулсон удивленно моргнул.
— Так и есть, да, доверяю.
— Неплохо для начала, — в конце концов, Клинту не нужно было нарочно сосредотачиваться на чем-то конкретном. Лучше всего он видел на расстоянии и заметил, как Коулсон сжал пальцы до побелевших костяшек. — Вы ведь не думаете, что он не справится с заданием.
— Он превосходный агент. Вы сработаетесь, — губы Коулсона были бледнее обычного, он плотно сжал их.
— И вас это устраивает? — спросил Клинт и оперся на локти, чувствуя как тело сжалось пружиной от бурлящей внутри энергии.
— Если это то, что тебе нужно — разумеется.
Клинт почувствовал, как его губы дернулись.
— Вы отвратительный лжец.
Коулсон тихо вздохнул, потер рукой переносицу.
— Клинт, у меня был сложный день. И ты — тому причиной. Если хочешь что-то сказать, не сдерживайся. В противном случае... — он поднялся, разгладил костюм. — Я бы хотел поспать.
— Понял, сэр, — сказал Клинт, не двигаясь. — Я больше не буду вашей проблемой. На одну причину для волнений меньше, — Коулсон чуть заметно повел плечами — на ткани появились складки. — Я годами создавал проблемы. Помните Портленд? Когда вы вывихнули плечо и мы оба чуть не замерзли до смерти?
Не доверяя явочной квартире, Коулсон настаивал, чтобы они покинули город, и Клинт затащил его на заднее сиденье машины во время лютой снежной бури. Они свернулись под одним одеялом, и пока Коулсон запинающимся из-за стучащих зубов голосом спрягал неправильные глаголы, Клинт смотрел на снег за окном до самого утра, изредка моргая.
— Это был Бангор и плечо не стало проблемой, а вот временная глухота в левом ухе — да.
— Зальцберг? — ухмыльнулся Клинт. — Вас едва не пристрелили.
— А ты едва не утонул. И я потерял недурную пару туфель вместо недурного агента. До сих пор не уверен, что сделал правильный выбор.
Тогда к виску Коулсона был приставлен пистолет, и сделать выстрел Клинт мог только в свободном падении. Он спустил стрелу через секунду после того, как крикнул, привлекая к себе внимание стрелка. Не промазал, как и агент ГИДРЫ, вогнавший пулю в руку Клинта за миг до того, как он рухнул в полузамерзшее озеро.
Агент ГИДРЫ от стрелы в шею не оправился, а вот Коулсон выудил Клинта из воды, окровавленного и ругающегося на все лады.
— Погибни я, пришлось бы оформлять много бумаг, — бросил Клинт.
— Это были очень дорогие туфли. И еще больше бумаг пришлось оформлять, чтобы попытаться получить за них компенсацию.
— Каркассон?
— В Каркассоне ничего такого не произошло, — глаза Коулсона блеснули, Клинт ухмыльнулся.
— Я научился готовить «tarte au citron».
Тот редкий случай, когда конспиративная квартира была именно там и именно такой, как нужно — уютной и приятно обжитой, но эвакуацию отложили на неделю. Они легли на дно, и Коулсон освоил местные рынки — его знание французского было на голову выше, чем у Клинта. Клинт готовил и лазил по крышам, чтобы сохранить ясность сознания и фигуру.
Ночами они ели на крыше лимонный пирог и запивали молоком. Один из соседей по ночам играл на скрипке, и они слушали, молча глядя на звезды. Коулсон почти касался плечом плеча Клинта. Клинту нравилась Франция.
— Кардифф? — спросил Клинт, глядя в потолок.
Кардифф, где он пропал на тридцать шесть часов, намертво застряв в стропилах заброшенного здания. Во время обычной разведывательной миссии он отклонился от намеченной точки и слишком поздно понял, что отдел международных связей Щ.И.Т.а служит и вашим и нашим. Выбранная им точка оказалась последним местом, где его не стал бы искать двойной агент. У Клинта был талант оказываться в совершенно неподходящем месте в очень удачное время. Когда шайка контрабандистов обосновалась прямо под ним, не осталось выбора, кроме как сидеть и ждать, пока Коулсон выяснит, куда он подевался.
У Коулсона ушло менее суток, чтобы найти и изолировать двойного агента, отыскать Клинта, оцепить периметр и отправить оперативную группу. Когда Клинт вышел из укрытия, первыми словами Коулсона были: «И где ваш наушник, агент?»
Коулсон потер лицо ладонью, сцепил зубы.
— Не худший акт исчезновения из тех, что ты устраивал. Этот был хуже.
Клинт отвел взгляд.
— Я не думал, что вы...
— Что? — Коулсон мрачно посмотрел на него. — Не думал, что я замечу? Не думал, что я выясню, что ты прекратил отвечать на звонки? Что ты съехал с квартиры? Кошелек, телефон, одежда — ты оставил все и не думал, что это может вызвать некоторую панику? — голос его был низким и сдавленным, жестким, с резкими нотками.
Клинт стер с лица улыбку.
— Я всегда намеревался уйти. Однажды, — по правде говоря, «однажды» с каждым днем отодвигалось все дальше. Решимость его ослабевала, казавшиеся четкими и конкретными планы становились лишь тусклым воспоминанием. — Это была просто работа, Коулсон.
Коулсон искривил губы — не в улыбке, ничего похожего. Горькая усмешка.
— Это была твоя жизнь, Бартон. Это была моя... — он скрипнул зубами и дернул кадыком, будто сглатывая слова. — Это и есть твоя жизнь, потому что ты вернешься с нами.
— Как насчет Бирмы? — выпалил Клинт, сам удивившись вопросу.
— Еще одна не самая любимая моя операция, — процедил Коулсон.
— Вы подстрелили Адамса? — спросил Клинт, и Коулсон изогнул бровь.
— А, Наташа снова сплетничала, — вздохнул он. Глаза его потускнели, будто высеченные из камня. — Я следовал протоколам Щ.И.Т.а по допросу человека, утаивающего жизненно важную информацию.
— В самом деле?
— Да.
Клинт усмехнулся.
— И в какой части этих протоколов говорится о том, что можно стрелять в подчиненных?
Лицо Коулсона будто заледенело.
— Он встретил нас на точке сбора и сказал, что ты мертв. А поскольку ты как раз очень творчески ругался на нашей выделенной линии, я был вполне уверен, что Адамс не честен. С этого момента он рассматривался не как оперативник Щ.И.Т.а, а как двойной агент. Я разоружил его, спросил, где ты. Ответ мне не понравился, и я сделал предупредительный выстрел.
— Я так понимаю, не в воздух? — губы Клинта подрагивали.
— В колено.
Клинт расхохотался.
— Только вы можете считать это предупредительным выстрелом.
— У него было простое задание. Довести тебя до цели и вернуть назад. Он провалил его. Повезло, что вернулся домой живым, — на скулах Коулсона желваки играли. — Я не испытываю сожалений из-за увольнения кураторов, которые бросают агентов, находящихся под их защитой.
— Я знал, что вы бы... — Клинт остановился, вздохнул. — Последний вопрос. Не лгите мне, и я вернусь с вами.
Коулсон сел ровнее, будто готовясь к необходимости быстро сорваться с места.
— Хорошо.
Не обещание, не заверение — просто генеральное соглашение.
Что-то беспокоило Клинта в тот момент, когда он очнулся в больнице, навязчивое воспоминание, которое никак не хотело забыться. В итоге Клинт сумел как-то похоронить его, не желая спрашивать, а теперь не мог вспомнить, не обманывал ли себя.

2017-06-04 в 21:32 

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
— Когда я, ну, умирал, не могу подобрать слова получше, вы целовали меня?
Это было лишь туманное и оборванное воспоминание, смытое болью и борьбой за жизнь — как он умолял Коулсона поцеловать его. Вообще-то было довольно унизительно. За исключением того, что он был почти уверен — Коулсон это сделал. Не невинный поцелуй, которого он ожидал, а настоящий, жаркий и настойчивый.
Разумеется, в тот момент его донимали галлюцинации настолько сильные, что он мог бы поклясться — в комнате с ними был и Барни. Таким образом, или язык Коулсона в самом деле побывал во рту Клинта, или он просто так отчаянно этого хотел, что все придумал.
Коулсон пристально на него посмотрел.
— Нет, — ответил он, но линии у глаз появились, видимые только потому, что Клинт высматривал их, ту ложь, о которой они говорили.
— Правда? — он выбрался из кровати, свесил ноги. — Потому что я помню, как просил вас. Вообще-то даже умолял. Я умирал и все, чего хотел от вас, все о чем просил после всего, что с нами было, это поцелуй.
— Ты не умирал, — сдавленно сказал Коулсон.
— Ну не знаю. Я-то был уверен, что умираю. И умолял вас. Последняя просьба. А вы говорите, что ответили отказом.
— В любом случае ты не должен был этого помнить, — Коулсон поднял руку, напряженными пальцами потер глаза. Он опустил руку сразу же, но трещины в его броне были совершенно очевидны. — Не было смысла...
— Я умолял вас, — на самом деле наверняка Клинт не помнил, все казалось размытым, но помнил свою потребность в этом, отчаяние, и не могло так случиться, что все это не трансформировалось в слова, пусть спутанные и беспомощные. — Все эти годы. Все наши совместные операции. Я никогда ничего у вас не просил. Черт, да большую часть времени я сопротивлялся тому, что вы пытались навязать.
Помощь и приказы, и медицинская помощь, и контроль, всегда контроль, будто оба они боролись с тем, в чем не хотели признаваться.
Коулсон сидел неподвижно, молчал, и Клинт поднялся на ноги.
— Вы слишком долго проработали с Фьюри, сэр. Он сделал из вас неплохого лжеца.
Коулсон ударил его, повалил обратно на кровать, придавил собой, и Клинт замер. Коулсон вдавил предплечьем в грудь, сжал руку в кулак.
— Ты правда, в самом деле любишь испытывать свою удачу, да, Бартон? — прорычал Коулсон.
— При всякой удобной возможности, — выпалил Клинт и дернулся, выбивая его из равновесия. Пошатнувшийся контроль сработал в пользу Клинта, и ему удалось перевернуть Коулсона на спину. Он оседлал его бедра, обхватил пальцами запястья. Оба они тяжело дышали. — Почему вы не делаете этого?
— Потому что это неприемлемо, — и это была чистая правда. В выражении его лица, голосе, том, что он позволил Клинту завалить себя, вдавить в постель.
— Как часто вы повторяли это себе прежде, чем смогли сказать с честным лицом? — Клинт ухмыльнулся, потому что, эй, Коулсон не сломал ему ни одной кости и не завалил его, хотя они оба знали, что он сможет, если захочет.
Мысль, что Коулсон мог и не хотеть, слегка смущала Клинта, но он всегда испытывал удачу. Коулсон знал это лучше всех.
— Чего ты хочешь? — это был не четкий вопрос, а лишь болезненный шепот.
— Вы знаете, чего, — ответил Клинт, и он мог почувствовать кожей дыхание Коулсона.
— На самом деле, нет, агент, вы... — Коулсон на секунду стиснул зубы. — Дай мне встать и мы это обсудим.
— Я не против обсудить это прямо здесь, — Клинт не мог отвести взгляд от его губ. — Так вы поцеловали меня?
— Нет.
Клинт склонился ниже, оказавшись так близко, что смог рассмотреть золотые отблески на радужке глаз Коулсона.
— Вы поцеловали меня?
— Нет.
Они оба были напряжены, как натянутая тетива, вибрация одного резонировала в другом, и Клинт едва не касался губ Коулсона, подавляя желание дотронуться до них языком.
— Вы... — прошептал он, выдыхая слова прямо в губы, — отказали мне в последнем желании?
— Нет.
И Клинт поцеловал его.
Перевернув его на спину, Коулсон углубил поцелуй. Клинт выдохнул в его губы стон, впился пальцами в твердую спину Коулсона. Выгнулся от жаркого прикосновения. Каким-то образом — он не был уверен, каким, да и не собирался выяснять — Клинт ухватился за галстук Коулсона, обернул шелк вокруг пальцев и потянул вниз, удерживая в плену, пусть даже на самом деле это Коулсон прижимал его к кровати.
Когда поцелуй закончился, они оба задыхались. Клинт сдернул пиджак с плеч Коулсона, а тот потянул футболку Клинта вверх, и ему пришлось ослабить хватку и сместиться, чтобы избавиться от гребаной одежды.
— Это ничего не решит, — Коулсон касался губами шеи Клинта, впечатывая слова прямо в горячую кожу.
— Черт, я бы сказал, что это решает все, — Клинт дернул бедрами, застонал, коснувшись возбужденным членом крепкого бедра Коулсона. — В любом случае вы не собирались позволить мне выбрать другого куратора.
— Разумеется, собирался.
— Да ну? — Клинт огладил Коулсона по упругой заднице. — Все шансы были утеряны, когда я упомянул Портленд. Я практически видел, как вы представили меня на том заднем сидении вместе со свернувшимся на моих коленях Ситвеллом. — Он хохотнул в шею Коулсону, провел языком по коже и выяснил, каков тот на вкус. — Вы ревновали.
— Это был Бангор, и я ревновал, когда ты разговаривал с Фроммом на стрельбище на прошлой неделе. Сама мысль о тебе с другим куратором приводила меня в бешенство, — Коулсон ухватил его за пояс штанов, потянул вниз. Клинт приподнял бедра, облегчая задачу, хотя в этом не было необходимости. Коулсон был чрезвычайно целеустремленным в достижении цели. — Я бы нашел выход.
— Наверное, — согласился Клинт и дернул его на себя, чтобы поцеловать. Отвлекающий маневр сработал — удалось расстегнуть полдюжины пуговиц на рубашке Коулсона.
— Определенно, — тот повел плечами, сбрасывая пиджак, и швырнул его через комнату легким движением руки.
Клинт дернул головой, проследив взглядом за полетом пиджака.
— Неужели вы только что швырнули одежду на пол? Я видел, как вы пиджак вешали прежде, чем позволить обработать огнестрельную рану.
Коулсон обхватил его подбородок пальцами и заставил посмотреть себе в глаза.
— Да похрен мне на пиджак, — отчеканил, и Клинт едва не кончил от одних только этих слов.
— Черт, — выдавил он сквозь стиснутые зубы. — Вы не можете говорить это таким тоном, просто не...
Он зажмурился и будто издали услышал низкий теплый смех Коулсона.
— И для протокола, — выдохнул Клинт, пока Коулсон целовал его грудь и спускался ниже. Шелковый галстук скользил по обнаженной коже Клинта. — Когда мы делаем это, я буду звать тебя Фил.
— Это, вероятно, к лучшему, Клинт.

2017-06-04 в 21:32 

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
***

Когда открылась дверь в кабинет, Фьюри даже головы не поднял. Глядя в бумаги, он изогнул бровь.
— Ты привел все в порядок, Фил?
— При всем уважении, сэр, прошу вас никогда больше не вмешиваться в мое кураторство.
Фьюри взмахнул рукой.
— Это скорее было не вмешательство, а толчок в нужном направлении.
— Ясно. В таком случае сопротивляйтесь желанию подталкивать. Даже если считаете это необходимым.
Фьюри усмехнулся.
— Табельное оружие при тебе, Фил?
— Полагаете, понадобится, сэр?
— Нет, просто уточняю, чтобы знать, не пора ли доставать свое, — Фьюри постучал кончиком ручки по странице, оставил размашистую подпись и закрыл папку. Отложил ручку и поднял взгляд. — Курируй агентов правильно и мне не придется вмешиваться. Думаешь, мне это нравится? Порой возникает ощущение, что я руковожу детским садом, вспыльчивым и эмоционально незрелым. Не могу сказать, что мечтал о такой жизни. Я очень, очень раздражен сейчас.
Коулсон склонил голову на бок.
— Представьте мой шок, сэр.
— Да, и сводничество? Не моя специализация, — он помедлил, с прищуром посмотрел на Коулсона. — Как все прошло, кстати?
— Это не ваше дело.
— Круто. Рад, что все получилось, — Фьюри подхватил со стола стопку папок и передал Коулсону. — Обновите документы до конца дня. Впрочем, не так много правок — в медицинском плане ты и так давно доверенное лицо Бартона, а полгода назад он сделал тебя бенефициаром страхового возмещения... — Коулсону вскинул голову, а Фьюри постарался сдержать ухмылку. — Но любые изменения в доступе к информации и жилищных условиях должны быть записаны в отделе кадров до конца недели, чтобы соответствовать установленным требованиям внутренней политики, — Фьюри помедлил. — Опять же, попробуй убедить Бартона прекратить спать на твоем диване, а? В смысле, разве это не раздражает — возвращаться домой и находить его на своем диване?
— Если бы я видел проблему в этой ситуации, сэр, никогда бы не дал ему ключ, — Коулсон пролистывал папки. — Просто из любопытства, сэр, чтобы вы делали, провались ваш план? Вы могли потерять сразу троих одним махом.
— Я верил в твои профессиональные способности разбираться с агентами, находящимися под твоим командованием. Этого бы не произошло, поскольку стало бы худшим вариантом для них обоих. И тебя.
— Так зачем вы вмешались, если так верили в мои способности? — спросил Коулсон, сунув папки подмышку.
— Я верил в твои профессиональные способности, Фил. Ты отлично справляешься с рабочими моментами. Тем не менее, похоже, ты неспособен организовать себе свидание даже ради спасения собственной жизни, а один из моих лучших агентов таскается за тобой как любвеобильный щенок, спит на твоем диване, живет в воздуховодах над твоим кабинетом и вообще всячески досаждает, а ты это допускаешь, — Фьюри наставил на него палец. — В основном потому, что несмотря на всю твою наблюдательность, так ничего и не понял.
— В каком месте этого разговора будет приемлемым в вас выстрелить? — спокойно поинтересовался Коулсон, и Фьюри расхохотался.
— Будь я на твоем месте, Фил, вошел бы в комнату с табельным оружием наперевес. Вот именно поэтому ты моя правая рука, — он оперся ладонями о стол и поднялся. — Следующие пару лет, даже месяцев, будут нескучными, — с неприкрытым сарказмом сообщил он. — В этой игре мне нужна твоя голова и первые двое участников инициативы «Мстители».
Коулсон бросил взгляд на папки, что держал в руках.
— Соколиный Глаз и Черная Вдова.
— Да.
— Думаете, это сработает, сэр?
— Уж лучше бы сработало, — Фьюри рухнул обратно в кресло. — Что-нибудь еще, агент?
— Нет, сэр.
— Свободен, — Фьюри потянулся за ручкой. — И, Фил?
— Да?
— Поздравляю. Наконец-то ты сходил на свидание.
— Сэр, у вас не было свиданий со времен Рейгана. Не вам меня поздравлять.
Фьюри откинулся назад, развел руками и усмехнулся.
— Убирайся к черту из моего кабинета, недисциплинированный ты мерзавец.
— Спасибо, сэр, — Коулсон помедлил у двери. — Сэр? Никогда больше не угрожайте Бартону.
— Отныне я перекладываю эту обязанность на тебя, — сказал Фьюри. Пальцами нащупал царапину, оставленную на полированной столешнице стрелой. — Он слишком опасен, чтобы держать его на привязи. А тебе удалось это сделать дважды, — он помолчал. — Понятия не имею, как, да и не особо хочется знать. — Фьюри поднял взгляд. — Теперь ты за него отвечаешь.
— Всегда отвечал, — Коулсон открыл дверь. — У вас есть привычка вмешиваться в дела вас не касающиеся, сэр. Вам стоит об этом подумать.
Дверь за ним закрылась с тихим щелчком. Фьюри, посмеиваясь, откинулся на спинку кресла.
Дверь снова приоткрылась.
— Бартон, — произнес Коулсон, глядя в потолок. — Мой кабинет. Сейчас же.
Последовала пауза.
— Есть, сэр, — прозвучало из вентиляционной решетки.
— Да твою же... — Фьюри потянулся к кобуре. — Богом клянусь, я сейчас вас обоих пристрелю.
Из вентиляции послышался мягкий рокочущий смех.
— Желаю удачи, директор.
— В него довольно трудно попасть, — практически извиняясь, произнес Коулсон с порога. — Очень скор для человека его габаритов. Бартон, двигай. Сейчас же.
— Есть, сэр.
Едва они оба ушли, Фьюри открыл верхний ящик стола в поисках аспирина или фляжки. Или и того и другого. В этот момент ему было все равно. В итоге он закинул в рот пару таблеток и запил глотком бренди.
— Развели тут гребаную службу знакомств, — пробормотал Фьюри, покачав головой. Забросил фляжку обратно в стол и вернулся к папкам.
Всегда оставалась бумажная работа, которую нужно было сделать, а его правая рука, видимо, будет некоторое время занята.

fin.

2017-06-04 в 23:09 

himeroid
Копыта, нимб - возьму все оптом.
Спасибо! Отличный текст!

2017-06-05 в 01:27 

Тэссен
..*..Ave Kote, gratia plena..*.. Шарокот. Левая передняя лапа Господа Бога. Депрессивный хвост Сатаны.
:heart:,,,:heart:

2017-06-05 в 08:07 

Losixa
"Приплыли": Всю ночь гребли, а лодку отвязать забыли.
:inlove::inlove::inlove:
Это просто прекрасно!!!! Обожаю эту серию :chup2:
Низкий поклон переводчику:white::red::white::red:

2017-06-05 в 15:21 

ААААА!!! Неужели я дожила до дня, когда из Тостерверса перевели что-то чисто про Фила и Клинта?? :crazylove::crazylove::crazylove::crazylove:
Дорогой переводчик, вы сделали меня счастливой :red:

URL
2017-06-05 в 15:27 

himeroid
Копыта, нимб - возьму все оптом.
Арты - просто контрольный!

2017-06-05 в 17:27 

JoeEva
Империя Зла (тм)
Я И ТУТ ВАМ СКАЖУ СПАСИБО ОГРОМНОЕ ЗА ПЕРЕВОД! :heart::heart::heart:

2017-06-06 в 22:08 

qazanostra
Здесь должен кто-то умереть. (с)
himeroid, Спасибо! Отличный текст!
Они такие милые, что мы не смогли удержаться от перевода :inlove:

Арты - просто контрольный!
Арты попались совершенно случайно и уже после того, как был сделан перевод. Артер просто космос :buh:

Тэссен, :crazylove:

Losixa, Это просто прекрасно!!!! Обожаю эту серию
Тостерверс прекрасен ВЕСЬ :inlove: Спасибо от обоих переводчиков!

Гость, ААААА!!! Неужели я дожила до дня, когда из Тостерверса перевели что-то чисто про Фила и Клинта??
Да, мы внезапны :lol::-D

Дорогой переводчик, вы сделали меня счастливой
Переводчики старались!

JoeEva,

2017-06-13 в 09:40 

feya_vikki
Извращенство не порок, а большая радость
Первый раз читаю про эту пару. Это круто

   

Coulson/Barton

главная